Функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям
Союз Писателей Москвы  

Журнал «Кольцо А» № 59




Юрий ВЛОДОВ

1932–2009

Foto_1

 

Родился в 1932 г. в Новосибирске в театральной семье. Отец его, А.З. Влодов, был режиссером, мать, Н.Б. Надеждина, – актрисой. Детство и юность поэта прошли на Украине, где он пережил войну, оккупацию. Писать стихи начал рано, но только в конце 50-х ему удалось попасть в Переделкино и показать свои сочинения Б. Пастернаку, И.Сельвинскому, К. Чуковскому. Они одобрили творчество молодого поэта.

Но литературная судьба у поэта не сложилась. Слишком острыми и необычными для того времени оказались его стихи. К некоторым из них прилепили ярлык антисоветских. Ставшие в годы тоталитарного режима крылатыми строки «Прошла зима. Настало лето. Спасибо партии за это!» принадлежат Влодову. Какое-то время поэт открыто выступал со своими запрещенными стихами перед большими аудиториями, чем привлек внимание соответствующих органов. После этого он попал в «черные» списки, его имя и творчество на долгие годы оказались под запретом.

Влодова можно было бы причислить к тому прославленному поколению поэтов-шестидесятников, имена которых у всех на слуху. Но в поэтическую «обойму» шестидесятников он по вполне понятным причинам не попал. Ни с какими группами, течениями, направлениями, он связан не был. Групповщину, даже творческую, он не любил, поэтому был одинок. Но если его куда и причислять, то, конечно же, к андеграунду, но только к самым глубоким его слоям.

Творчество Юрия Влодова многопланово, разнообразно и не ограничивается только его диссидентскими либо сатирически-ироническими стихами. У него много лирических, пейзажных, философских стихов и поэм. Есть большая книга стихов о войне, и книга стихов «Портреты» на историческую тематику. Но главная книга поэта называется «Люди и боги», он работал над ней всю жизнь. Это большая философская  эпопея на библейско-евангельские сюжеты. К сожалению, книгу впервые приходится издавать только сейчас, да и то не в полном объеме.

В советские годы Влодов печатался редко, не в литературных, а в каких-либо отраслевых, либо в региональных изданиях. После перестройки ситуация изменилась мало. Но все-таки подборки с его стихами стали появляться в некоторых изданиях, таких как «Юность», «Клуб», «Сельская молодежь», «Дети Ра», «День и ночь», «Арион», в «Литературной газете», «Московском комсомольце», а также в литературных альманахах и сборниках. Первая авторская книга «Крест» вышла в 1996 г. в издательстве журнала «Юность».

Судьба поэта настолько необычна, что его имя буквально овеяно легендами и мифами. О нем еще при жизни было снято два фильма: «Я Вам пишу, Ваше величество» (телефильм, канал РТР, 1992 г) и черно-белый кинофильм «А гений – сущий дьявол!» (кино-видеостудия «Человек и время», 1995 г, режиссер Сергей Князев).

О жизни и творчестве Юрия Влодова много написано и опубликовано пермским поэтом и журналистом Юрием Беликовым. Также писали о нем в разные годы Лев Озеров, Кирилл Ковальджи, Евгений Степанов, Евгений Лесин, Олег Хлебников, Борис Кочерга. В 2009 г. с предисловием Равиля Бухараева вышла первая книга Юрия Влодова «На семи холмах», в которую вошли стихи из разных книг.

В 2008 году поэт вступил в Союз писателей Москвы. Был женат на поэтессе Людмиле Осокиной. Умер Юрий Влодов 29 сентября 2009 года.

 

«Я ЗАГЛЯНУЛ В ЗЕРЦАЛО БЫТИЯ…»

Философская лирика из книги «Люди и боги»

*  *  *

 

Я заглянул в зерцало Бытия…

Прозрачный звон слегка коснулся слуха…

Чу! – за спиной стояла побируха!

«Ты – Смерть моя?» – едва промолвил я.

«Я – Жизнь твоя…» – прошамкала старуха.

 

 

*  *  *

 

Кто толчется у дверей

Шито-крыто, как еврей?

Кто там круть, да верть? –

Ты, подруга Смерть?

 

«Не боись, что я с косой,

Не дичись, что глаз косой…

Я не Смерть, а Жизнь!..

Что, признал, кажись?!..»

 

 

*  *  *

 

Мне назойливая муха надоела,

До отвала попила меня, поела,

И над ухом, ненасытная, жужжит…

Мне противно, я устал, как Вечный Жид.

 

Кто-то сзади кашлянул и молвил глухо:

«Отче правый! Ну какая это муха?

Вас послушаешь – хоть со смеху ложись!

Это Жизнь, мой неразумный! Это – Жизнь!»

 

 

*  *  *

 

Обшарпан и нелеп, как силосная башня,

Незрячий вопросил: «А что там, за холмом?»

Чур, знаю – не скажу. Но, ежели с умом

Не всё ли нам равно, а что там – за холмом, –

Не ведает никто… Наверно, просто - пашня…

 

 

*  *  *

 

«Как хороша над морем лунность!» -

Вздыхала юность.

 

«Я пью за дружество и смелость!» -

Басила зрелость.

 

«Умрете все!» -глотая ярость,

Шипела старость.

 

 

*  *  *

 

Я ворону крикнул: «Здорово, старик!»

Но ворон степной не услышал мой крик.

 

Я крикнул утесу: «Здорово, старик!»

Гранитного слуха не тронул мой крик.

 

Я солнышку крикнул: «Будь славен твой век!»

И ветер ответил: «Молчи, человек!»

 

 

*  *  *

 

Бурый ворон! Пропащая птица!

Сердце сковано высью.

За веками размыта граница

Между смертью и мыслью…

 

Жизнь –  долга. Да и степь - не короче.

Страшен крест милосердья!..

Смертной пленкой подернуты очи…

Пропадешь от бессмертья!

 

 

*  *  *

 

Вечная тема моя -

Зеркало, ворон, змея.

 

Стало быть, в этом я - спец

(Зеркало. Ворон. Слепец.).

 

Мерзну под лестницей я

(Зеркало…Ворон…Змея…).

 

Хрупаю постный супец

(Зеркало. Ворон. Слепец.).

 

Сыто глумятся друзья

(Зеркало, ворон, змея).

 

Дарит монетку скупец

(Зеркало! Ворон! Слепец!).

 

Спит Магдалина моя

Зеркало…Ворон… Змея…

 

 

*  *  *

 

Старец говорит: «Каменею, терпя.

Чувствую земной холод».

 

Дева говорит: «Полюбила б тебя,

Если бы ты был молод».

 

Дева говорит: «Грудь от жажды горит!..

Перейми мою жажду!..»

 

Старец говорит: «Нас луна укорит.

От ее луча стражду».

 

Старец говорит: «Кто такое Господь?! -

Утро нам сулит муку».

 

Дева говорит: «Погаси мою плоть…

Положи на грудь руку…»

 

Дева говорит… Старец говорит…

Брачный небосклон синим льдом горит…

 

Ледяная близь… Ложе…

Как смертельна жизнь! ..Боже!!..

 

 

*  *  *

 

Торчало солнце смешным бугром,

Был лес, как витязь, рекой обвязан,

Но в ясном небе прогаркал гром:

«Рожденный ползать – взлететь обязан!!..»

 

Рванулся к небу ползучий гад!..

Прижала гада земная сила!..

Цикады прянули наугад…

Лягуха в травах заколесила…

 

Не дай нам, небо, земных наград!

 

 

*  *  *

 

Судьба Венере обрубила руки,

Чтоб не ласкала смуглого подпаска,

Чтоб не хлебнула бабьего позора,

Чтоб не стонала: «Я – твоя рабыня!..»

 

 

*  *  *

 

Среди катастроф и смещений

И прочих космических дел,

Витает лирический гений, –

Какой допотопный предел!

 

Осины осенняя алость…

Овражек звенит ключево…

Попробуй убрать эту малость –

И в Космосе нет – ничего.

 

 

*  *  *

 

Считай судьбу наукой

Чу! – средь ночных миров

Ты подтверждаешь мукой,

Что жив ты и здоров.

 

Ты должен свежей болью

Примять былую боль…

Присыпать раны солью…

Не в том ли жизни соль?!..

 

 

*  *  *

 

Со скоростью света наука

Ворвется в трехтысячный год.

А древность  со скоростью звука

Конечно же, в Лету падет.

 

Но ты содрогнешься, потомок,

Когда через сердце твое

Державинской оды обломок

Пройдет, как живое копье!

 

 

*  *  *

 

Когда всосала водяная яма

Весь белый свет, все тяготы его,

Последний ангел захлебнулся: «Ма-ма!»

Последний демон задохнулся: «Ма-ма!»

И на земле не стало никого.

И только лучик нынешней звезды

Коснулся той,  ниспосланной воды.

 

 

*  *  *

 

Створки раковины мирозданья

Приоткрылись…

И сгустки сознанья

(Той летучей жемчужины след)

Расчленились на тысячи лет,

Разложились на мрак и свет…

 

 

*  *  *

 

Роптало, скрежетало, свиристело,

Кромсало атмосферные слои

Кривое, свехфизическое тело,

Влекущее условности свои…

На скалы, потемневшие от гнева,

Надвинулся приплюснутый овал…

И гуманоид властно крикнул: «Ева!!»

И как планету, яблоко сорвал!

 

 

*  *  *

 

Пустыню искрами осыпал НЛО!..

Ночная мгла забилась, как в падучей!..

Запела Соломоновой пастушкой,

Заплакала подраненным ребенком,

Разбойником безбожным рассвисталась!..

Крысиный писк растаял в пыльном небе…

Сухая пыль осыпалась во тьме…

 

Иуда от подземного толчка проснулся,

Замычал от скотской боли,

Оперся на руки: о-о! Два тупых гвоздя

Торчали в очугунненых запястьях!

Хотел вскочить: о, каждая ступня

Пылала, точно чертово копыто,

Как если б капли олова прожгли

И шкуру, и растянутые жилы…

Он сипло возопил: «Я трижды прав!

Ты лицемер! Ты подлый искуситель!

Трусливый и разнузданный ханжа!..»

И рухнул, омываясь липким потом,

И терся лбом о скомканное ложе…

Заметил на подушке - кровь, а не пот,

Кровь, а не пот! И потерял сознанье!..

И захрипел… И где-то взвыл кобель…

 

Я счастлив, мой тринадцатый апостол! -

По школьному незрячая любовь…

Прощаю слепоту и глухоту,

Твой бред ночной улыбкой отгоняю,

Целую руки исказненные твои,

Ступни твои дыханьем охлаждаю…

К тому же не забудь, что НЛО,

Лишь плоская вселенская тарелка

Из плоских местечковых анекдотов!

А я – увы! -программа НЛО! -

Я - вымысел носатого народа!

А разве можно вымысел предать?

И нет гвоздей в твоих запястьях детских…

И ноженьки усталые стройны…

Спи, мой дружок, все будет хорошо!

А я подсяду к старому торшеру

И закурю. И все начну сначала.

 

Пустыню искрами осыпал НЛО!..

 

 

*  *  *

 

Над пышностью искусств, над сухостью наук,

Как будто где-то вне…в абстракции…вдали…

Вселенство во плоти, настырно, как паук,

Сосет из года в год живую кровь Земли…

Спаси людей, любовь, от непотребных мук! –

От жизни исцели! – от смерти исцели!…

 

 

ГОМЕР, БЕТХОВЕН, ПРИРОДА И АВТОР

 

                             Природа слепа,

                             Как всевидящий мастер Гомер…

                             Природа глуха,

                             Как всеслышащий мастер Бетховен

 

Гомер - незряч. От жизни отлучен.

И потому Христа провидит он.

Он только написать его не смеет

(Быть может и захочет - не сумеет)…

Христос на раны круто сыплет соль,

Черны речей подземные ключи,

Вокруг него растет из боли боль,

И в страхе суетятся палачи.

 

Бетховен, так сказать, безбожно глух,

А потому имеет высший слух!

И он импровизирует Христа…

Журчат речей арычные ключи…

Душа Христа - расхристанно проста,

И от души смеются палачи…

 

Слепа, глуха, но дерзостна Природа! -

«Пришелец тот был неземного рода! -

Не зря трещали сполохи в ночи!..

Все было, есть и будет - под вопросом!..

Но знайте: под мистическим гипнозом

Бессмертный крест вбивали палачи!..»

 

А где же автор? -что добавит он?..

…Родился я и погрузился в сон…

Я был своим рожденьем изнурен и усыплен…

Судьбы моей орбита мерцала, как молочная река…

Но видел я -сквозь веки -сквозь века -

Тебя, иконописная доска! -

Безвольное лицо гермафродита

С отметиной проказной у виска…

И он предостерег меня перстом!..

И понял!.. Но это все - потом…

 

 

*  *  *

 

Рябины кисть,

Созревшая до срока,

Темна, как мысль

Библейского пророка.

 

А листьев медь,

Взлетающая снова,

Легка, как смерть,

Отшельника лесного.

 

В свой тайный час,

В любое время года,

Копируй нас,

Художница-природа!

 

 

*  *  *

 

Всё гениальное просто:

Голуби, стены Кремля…

Небо высокого роста,

Малого роста земля.

 

Вспомните Роберта Фроста! –

Фермер! Крестьянский атлант!..

Всё гениальное просто,

Сложным бывает талант!

 

 

*  *  *

 

Сгусток Солнца гениальный,

И времен тугая нить…

План природы генеральный

Никому не изменить.

 

От природы – страсть и роды,

Вечный труд и забытьё…

Даже Бог – дитя природы,

Щедрый вымысел её.

 

Публикация Людмилы Осокиной (Влодовой)

 



Кольцо А
Главная |  О союзе |  Руководство |  Персоналии |  Новости |  Кольцо А |  Молодым авторам |  Открытая трибуна |  Визитная карточка |  Наши книги |  Премии |  Приемная комиссия |  Контакты
Яндекс.Метрика