Функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям
Союз Писателей Москвы  

Журнал «Кольцо А» № 144




Foto 1

Евгений СОЛОНОВИЧ

Foto 2

 

Поэт, переводчик. Родился в 1933 г. в Симферополе. Окончил 1 Московский педагогический институт иностранных языков (ныне Московский Лингвистический университет). Стихи печатались в журналах «Октябрь», «Дружба народов» и «Новый мир». Автор поэтических сборников «Между нынче и когда-то» (2018) и «По эту сторону» (2020). Лауреат Государственной премии Италии в области художественного перевода, премий «Венец», «Мастер», премии журнала «Октябрь», почетного диплома премии «Anthologia». Командор ордена Звезды итальянской солидарности.

 

 

В НАДЁЖНЫХ РУКАХ

 

 

ОБРАТНЫЙ БИЛЕТ

 

                                           А. Городницкому

 

Прошлое не сдается. Оставило след,

предложив благосклонно обратный билет,

многоразовый в виде особенной льготы, –

захоти, и вернешься в минувшие годы,

в день вчерашний, туда, где все было не так,

повышал настроение каждый пустяк,

например, помогала за счастьем в погоне

третья полка в прокуренном общем вагоне.

 

Были школы мужские, моя в том числе,

были женские, так что не только во сне

поражение в споре с Амуром не против

был признать, – благо женская школа напротив.

 

Помню, как мы, едва оперившись, кружили

девам головы, с женами спали чужими,

чувственных удовольствий уроки беря

(если честно, для нас не пропавшие зря).

 

После десятилетки иняз был, куда

смог, по паспорту русский, попасть без труда,

внутренний не подвел (а ведь мог) навигатор,

выбирая Москву и в Москве альма-матер.

 

Жить мешали враги, выручали друзья,

материться при женщинах было нельзя,

и считалось в метро целоваться столичном,

в понимании праздной толпы, неприличным.

 

Память больше, чем хочется, часто хранит,

путь назад, для нее, видит бог, не закрыт, –

возвращая забывчивых в прошлое, память,

предлагает любую картину обрамить.

 

Чтобы антисемитам состряпать ловчей

по команде «Ату! было дело врачей.

утверждал баснописец известный, что сыты

русским салом безродные космополиты.

 

Самиздату на помощь пришел тамиздат,

дашь не тем почитать – берегись, настучат,

Пастернака зазорным клеймить не считали,

признаваясь притом, что его не читали.

 

Чтоб не смели дурачить советский народ,

верный способ нашли перекрыть кислород

Би-Би Си, перекрыть кислород Дойче Велле:

непрестанно в эфире глушилки ревели.

 

Научились поэты противиться злу,

чуть забрезжит рассвет, брали в руки метлу,

понимая, что в дворники лучше податься,

нежели ждать, что навесят ярлык тунеядца.

 

Было много всего – и того, и другого,

ничего не прибавил, поверьте на слово,

есть что вспомнить еще, но, быть может, пора

на сегодня оставить в покое вчера.

 

 

* * *

 

…а мы считали, дураки,

что фатум с нами в поддавки

играет, и в его удаче

не сомневались до поры,

пока не вышли из игры,

которая пошла иначе,

чем позволял нам первый ход

надеяться,

и общий счет –

не в нашу, к сожаленью, пользу.

Типичный, так сказать, облом,

так нам и надо,

поделом!

 

А почему,

а почему бы,

вместо того, чтоб с этим жить,

противнику не предложить

переигровку?

 

 

* * *

 

На бюллетене суфлер, трудно играть без подсказки,

вязнет в молчании спор, важный для скорой развязки,

комом заглавная роль, что бы там ни говорили.

Ждет онемевший герой помощи от героини,

тайного шепота ждет, в ужасе перед провалом

градом катящийся пот пряча под ржавым забралом.

В паузе думает зал, так ли должно быть, не так ли…

Я бы слова подсказал,

если бы знал – подсказал,

брешь заполняя в спектакле.

 

 

* * *

 

           Явится строчка – и сладится все остальное…

                                                                   

Игорь Волгин

 

Просыпаюсь чуть свет, когда бы ни лег,

спешки вроде бы нет, смотрю в потолок,

жду у моря погоды – дожди надоели,

не малейшей охоты вылезать из постели.

 

Накануне опять не давалась строка?

Почему бы не взять ее с потолка?

Он и строчку предложит и, может быть, слово

подобрать мне поможет.

Раз – и готово.

 

Переправил в тетрадь слово или строку,

продолжая лежать, но теперь на боку.

Первым делом, как встану, в благодарность осанну

пропою потолку.

 

 

* * *

 

Тучи на месте застыли – дальше ни в плавь, ни вброд.

Никаких или-или: ударит ливень вот-вот

и, небывалый по силе, в улицах пыль прибьет.

 

Листья забьются в падучей, сорванные дождем,

с неба обрушенным тучей. Где мы его переждем?

Где нам поможет случай побыть лишний раз вдвоем?

 

Непохоже на лето лето в этом году.

Кто нам ответит за это, взыщем с кого по суду

Высшему? Впрочем, ответа на глупый вопрос не жду.

 

 

ОЧЕРЕДНОЕ ЧУДО

 

Компьютеры включите. Все экраны

с утра заполонили тараканы

летающие. И доведена

до сведения нашего длина

их в сантиметрах.

Сколько?

Ровно пять

(чтобы измерить, их пришлось поймать).

Длина усов в два раза больше – десять

(жаль, что забыли это чудо взвесить).

Зато о том, что это иностранцы,

точнее, мать их так, американцы,

поведать не забыли нам. Отнюдь.

И я не удивился бы ничуть,

и не к таким привычный чудесам,

прозрачному намеку на десант,

до крайности прозрачному, тем паче

что засекли крылатых тварей в Сочи

и поспешили дать понять, откуда

могло попасть в Россию это чудо.

 

 

* * *

 

В полусне – вот тебе и на! –

натыкаюсь случайно на

ненаписанные стихи…

 

Кто-то брякнет: «Бред! Пустяки!

Чушь собачья! Какая хрень!»

(Навожу, мол, тень на плетень.)

 

Между тем о набросках речь,

давших время, чтобы облечь

их в надежный порядок строк, –

а иначе какой в них прок?

 

Перед ними таки в долгу,

их до времени берегу, –

не сочтите, дескать, за труд

потерпеть, руки, мол, дойдут

всенепременно до вас,

как с другими было не раз,

чей дальнейший путь напрямик

из наброска вел в черновик,

чтобы в роли черновика

прозябать бесславно, пока

запасясь до поры терпением,

не станет стихотворением

по примеру этого.

 

 

В НАДЁЖНЫХ РУКАХ

 

      Мы еще хоть куда! Не подводит заряд.

      Наших женщин спросите – они подтвердят.

                                                                             NN

 

Ерунда! Не такие уж мы перестарки,

нам подобный ярлык не подходит никак.

Если нашей судьбой занимаются парки,

значит нить нашей жизни в надежных руках.

 

Поминая друзей, больше пьем, чем по чарке,

похмеляемся пивом с утра второпях.

Если нашей судьбой занимаются парки,

значит нить нашей жизни в надежных руках.

 

Новогодние ищем под елкой подарки

и находим. Живем без оглядки на страх.

Если нашей судьбой занимаются парки,

значит нить нашей жизни в надежных руках.

 

В долгой жизни случались нередко помарки,

лучше не вспоминать о случайных грехах.

Если нашей судьбой занимаются парки,

значит нить нашей жизни в надежных руках.

 

Вечно с места в карьер, вечно в спешке, в запарке,

но по-прежнему тянет витать в облаках.

Если нашей судьбой занимаются парки,

значит нить нашей жизни в надежных руках.

 

У других пропуска, у других контрамарки…

Наплевать. Мы не числим себя в дураках.

Если нашей судьбой занимаются парки,

значит нить нашей жизни в надежных руках.

 



Кольцо А
Главная |  О союзе |  Руководство |  Персоналии |  Новости |  Кольцо А |  Молодым авторам |  Открытая трибуна |  Визитная карточка |  Наши книги |  Премии |  Приемная комиссия |  Контакты
Яндекс.Метрика