Функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям
Союз Писателей Москвы  

Журнал «Кольцо А» № 107




Foto2

Виктор АФОНИЧЕВ

Foto2

 

 

Родился и живет в городе Искитиме Новосибирской области. Окончил Новосибирский электротехнический институт. Трудится на заводе. Публиковался в «Юности», «Литературной учёбе», «Север», «Дарьял», «Зарубежные задворки», «Ниве» (Казахстан), «Наша Канада» (Канада), «Огни над Бией», «Южная звезда» и других изданиях.

 

 

ЗА ЯБЛОКАМИ

Рассказ

 

Тёплый летний вечер. Пятница. Олег Панкратов после рабочего дня готовился поужинать. Достал из литровой банки малосольные огурцы, засоленные вчера с вечера и как раз дошедшие до кондиции, нарезал бородинского хлеба, из кастрюли выложил в тарелку сваренный молодой картофель. От картофелин подымался чуть видимый дымок. Сверху положил на них кусочек сливочного масла, оно стало растекаться по картофелинам, обволакивая их жирной плёнкой. Всё это припорошил молодым укропом. Нарезал сальца с прослойками, достал из холодильника бутылку водки и налил стопочку. Уселся поудобнее на стул, в предвкушении удовольствия прокряхтел, опрокинул стопку и стал неспешно есть.

По окончании еды помыл посуду и направился на лоджию, прихватив с собой свежую газету и карандаш. С улицы раздавалось весёлое щебетание птиц и детворы, прогретый за день солнцем воздух перемешивался с потоками вечерней прохлады, обдувая Панкратова, то теплом, то холодком. С земли поднимались испарения от свежескошенной триммером травы, этот сочный аромат жадно вдыхал Панкратов. Олег сделал попытку решить кроссворд, но безуспешно. Его разморило от травяного благоухания и водки. Он не стал себя мучить, положил газету в кипу, состоящую из таких же непрочитанных газет, и принялся наблюдать за событиями во дворе.

Внизу молодые мамаши занимались детьми. Самых маленьких катали на колясках, чада постарше возились в песочнице, а их мамы, сидя на лавочке, беседовали между собой, наблюдая за ними. Иногда мамаши, отрываясь от разговора, подходили к своим отпрыскам, что-то им поправляли. При этом, сжав коленки, приседали или наклонялись, и каждый раз увеличивали обзор Панкратову. Молодые люди, возможно, их мужья, поодаль пили пиво, при разговоре раскачиваясь, как на шарнирах, интенсивно жестикулируя, похлопывая друг друга по плечам, куря сигареты и постоянно сплёвывая в сторону.

Неожиданно мысль пришла Олегу в голову, что основная цель дам – не прогулка с детьми, а демонстрация своих нарядов. А если у кого есть ещё что – показать и это. После на Панкратова накатило желание овладеть женщиной. Влечение законным способом в этот вечер реализовать не получалось, его жена Оля на две недели с ребёнком уехала в санаторий.

Тут в сознании всплыли картинки сегодняшнего дня. Другая Оля – коллега по работе, разведёнка, – несколько раз дефилирует мимо него на расстоянии вытянутой руки, подходит к столу соседки, наклоняется через стол, на ней лёгкое просвечиваемое платье. Она рассматривает какие-то бумаги, ещё больше наклоняется, что-то воркует, рассказывает коллеге, что на днях отправила ребёнка в летний лагерь, теперь она одна дома и у неё появилось время для чтения.

Подсознательно добыча определена. Тестостерон в крови у Панкратова настойчиво требовал действий, но разум противился этому, сознание гнало прочь похотливые мысли. Желание боролось с тремя препятствиями. Первая помеха – страх наказания в случае разоблачения. Вторая – момент неловкости, как завуалированно и невинно преподнести своё желание даме, как будто и нет такого желания, а так просто тянет поговорить. И третья загвоздка – боязнь, что откажет.

Влечение победило. Панкратов в справочнике начал интенсивно искать номер телефона коллеги по работе. Найдя нужный, испытывая волнение, позвонил. Несколько гудков, трубку взяли, и раздался завлекающий голосок:

– Алло!

– Добрый вечер, Оля! – стараясь быть деловым и респектабельным, поздоровался Олег.

– Добрый вечер! – мягким бархатным голосом ответила она.

– Панкратов беспокоит, – с чувством собственной значимости представился он.

– Что случилось, Олег? – с нотками обеспокоенности в голосе, явно фальшивя, спросила она.

– А что ты сейчас читаешь? – задал он вопрос, мучающий его последние несколько минут.

– Дарью Донцову, – произнесла она один из пяти ожидаемых вариантов ответа.

– Хороший автор? – он тут же успел забыть только что услышанную фамилию, но придерживался выбранной канвы разговора.  

– Мне нравится, – одобрила собеседница.

– А мне ничего не дашь почитать? – попросил Олег.

– В понедельник что-нибудь принесу, – не отказала Оля.

– Мне бы сегодня, – умоляюще ускорил события он. – Невтерпёж, читать хочется.

Небольшая заминка с двух сторон, после чего Панкратов скороговоркой выпалил:

– Я сейчас бы быстренько подбежал.

– Хорошо. Адрес знаешь? – согласилась она.

– Говори.

Получив добро, Панкратов начал собираться. Тут ему на память пришли воспоминания из детства, когда он, отдыхая летом у бабушки в деревне, с пацанами лазил по чужим садам. Ощущения нынешние были схожи с впечатлениями из детства – и страх, что поймают, и бравада, какой я успешный и ловкий. Ещё потом появлялась потребность поделиться с компаньонами впечатлениями о вкусе ворованных яблок. И долгие споры, заканчивающиеся опять вылазкой в чужой сад, чтобы понять, чьи всё-таки яблоки слаще?

Олег принял душ, чисто побрился, подушился одеколоном, натянул джинсы, надел рубашку с коротким рукавом, закинул в рот пластик жевательной резинки, закрыл дверь на замок и спустился на улицу. По дороге он купил бутылку шампанского, коробку конфет, соку и вскоре с пакетом топтался около дверей Ольгиной квартиры.

В подъезде было тихо, многие жители на выходные дни уехали за город, кто на дачу, кто с палаткой к реке. Стоя сейчас у двери, как тогда у забора чужого сада, Олег слышал удары собственного сердца. И так же, как в детстве, жажда приключений и влечение к новизне ощущений победило страх. Он нажал пальцем на звонок, замерев, прислушиваясь с чуткостью акустика к звукам по ту сторону двери.

Раздалась короткая трель, из глубины квартиры послышались приближающиеся шаги. Ольга предстала перед ним в шортиках и короткой маячке. Надо было быть абсолютно слепым, чтобы не понять, что майка была надета на голое тело. Ольга забрала пакет с «джентльменским набором» и пригласила Панкратова пройти в кухню.

Стол был накрыт быстро. Олег произносил тосты, как из пулемёта, один за другим: за любовь, за удачу, за то чтобы у них всё было, и им за это ничего не было, за счастье, в том числе и за женское счастье. Но это ближе ко дну бутылки и после попытки произнести тост за мужское счастье. Это про то самое и чтобы деньги были. Но Панкратов вовремя поправился и акцент сделал на женщин. Ольга перед каждым тостом задавала один и тот же вопрос: «Куда ты гонишь?» Он что-то мычал в ответ, разводил руками, наливал очередную порцию шампанского и настойчиво требовал поднять бокалы. Она соглашалась.

Когда последнее шампанское было разлито, Олег посчитал, что настал момент кульминации, и решил перейти к самому главному, собственно, зачем он и пришёл. В Отработанный, и неоднократно, план действий, никогда не дававший сбоя – выпить на брудершафт, – он почему-то отклонил. Решил идти на сближение через танцы.

– Ольга, а почему бы нам не потанцевать? – предложил он.

– Пойдём, – согласилась она.

Они прошли в зал, она включила музыку и прильнула к Олегу. Их тела, словно жернова, в такт музыке тёрлись друг о друга. Рты сблизились для поцелуя. Тёплые, влажные губы Ольги показались ему такими сладкими, Олег с упоением целовал их. Потом они сбросили друг с друга на пол, обнажившись до пояса, майку и рубашку.

Движение началось в сторону постели, кто кого тянул, точно нельзя было понять. Первоначальный позыв исходил от него, а дальше, может быть, даже больше усердия прилагала она. Два сплетённых полураздетых тела, неуклюже перебирая ногами, поддерживая друг друга от преждевременного падения, добрались до кровати. Перед тем, как упасть на неё, Ольга извлекла презервативы из тумбочки, стоявшей у изголовья.

Ещё не совсем рассвело, когда Олег крадучись возвращался домой. У него было одно желание – чтобы его никто не видел.

 

 

ЗРАДА (1)

Рассказ

 

Большой город их объединил – двух провинциалов, приехавших из небольших населённых пунктов, затерянных в лесах на бескрайних просторах России, учиться в областной центр и после окончания университета не вернувшихся в родные пенаты по причине безнадёги на малой родине. Вадима Аристова и Марию Шавло судьба столкнула в стенах Технологического университета. Они вычленили друг друга из общей массы, как родственные души со схожей прошлой жизненной историей, имеющие одинаковые фобии.

Сначала переглядки, потом обмен репликами, так и завязались близкие отношения. Была ли это любовь или притяжение двух одинаковых интересов? Но им было вдвоём уютно в своём мирке, пока отличающемся от окружающей среды. С годами они, расставаясь со своим провинциальным прошлым, всё больше адаптировались к новым условиям, превращаясь в жителей большого города.

После учёбы, покинув общежитие, без тени сомнения в правильности принятого решения сняли совместно жильё. Но большой город их и разъединил. Карьера Марии быстро пошла в гору, и вскоре она заняла пост финансового директора компании. Новая должность её изменила внутренне и внешне, она из угловатой девушки превратилась в грациозную молодую женщину. Точнее, перемены происходили постепенно, а новый статус только подвёл под ними черту. Мария полностью обновила гардероб. Обувь приобретала в основном на высоком каблуке; предпочтение в одежде стала отдавать фасонам, претендующим на строгость и в то же время с элементами фривольности: разрезы, ткань прозрачная либо плотно облегающая фигуру. В её жизнь прочно вошли салоны красоты с маникюром, педикюром, причёсками, массажами и солярием. В речи появились новые словечки: априори, позиционирование, кастинг, кластер, девайсы, гаджеты и совсем уж непонятные: сабж, флуд, тролинг, флейм. В ней стало меньше эмоций, но больше расчётливости в поступках.

У Вадима, в отличие от Марии, продвижения по службе никакого не было и в ближайшее время не намечалось. Как он устроился мастером на завод, так там и продолжал трудиться. Работа ему нравилась: видны были конкретные результаты труда, привлекало живое, неподдельное, искреннее общение с народом, отсутствие подлости и лицемерия между коллегами – рабочая среда людей с такими качествами отторгала. Его всё устраивало, если бы не то, что Мария становилась для него всё более и более чужой.

Они так же, как и раньше, вместе проводили свободное время, спали в одной постели, но что-то разладилось в их отношениях. Вадим видел причину в своём невысоком социальном положении. Вот если бы он был большой руководитель, и у него водились деньги, тогда бы Мария в нём души не чаяла. Ему необходимо было, как сейчас говорят, «подняться». Для этого он, правда, не особо веря в успех, регулярно рассылал своё резюме на соискание денежных должностей. Но в топ-менеджеры мастеров не брали. Зато на объявления, выставленные в Интернете: «Сделаю курсовые работы и решу задачи», – активно откликались студенты. В межсезонье, когда школяры были на каникулах, он брал работу от фирм «Муж на час» и «Всегда трезвые грузчики». Денег, заработанных за месяц, хватало всего лишь на небольшие радости жизни: пару букетов цветов и столько же количество походов в кино с попкорном и кока-колой, на один вечер в ресторане или вылазку в театр. Это разнообразие в жизнь, конечно, вносило, но для поднятия статуса явно не хватало.

Что-то – лучше, чем ничего. Поэтому Вадим так и продолжал трудиться на своём заводе, вечером решать задачи для студентов, а по выходным дням вешать кому-нибудь шкафы на кухне или грузить вещи переезжающих. С работы Вадим приходил раньше Марии, готовил ужин, если требовалось, убирался в квартире и закладывал в стиральную машину бельё. В один из таких вечеров он подобрал лежавшую за диваном на полу визитку. Прочитал: «Шавло Мария Николаевна, финансовый директор, компания «Новый Демиург», адрес, рабочий и сотовый телефоны, электронный адрес. У Вадима было такое ощущение, что он держит в руках визитную карточку совершенно незнакомого ему человека.

Задумался: а что он вообще знает о хозяйке визитки? Именно о финансовом директоре Шавло Марии Николаевне, а не о студентке Маше. Почему-то его мозг не желал ставить знак равенства между студенткой и финансовым директором. У него с Машей были чудесные отношения, она делилась всем сокровенным, постоянно восхищалась им. Теперь он в основном слышал упрёки в свой адрес, даже за то, что раньше вызывало её одобрение. В последнее время она также перестала рассказывать о своих успехах и неудачах.

Вадим старался приспособиться к новым требованиям Марии, но безуспешно: ему были неясны сами требования. У Марии Николаевны появились другие привычки и интересы, чем у Маши. У неё образовался новый круг знакомых, в который он даже не был вхож. Она, ссылаясь, что не помнит свой номер рабочего телефона, так и не дала его, хотя он сообщил ей свой. Она никогда не звала его на свои корпоративные вечера, несмотря на то, что он приглашал её в заводской дом культуры на торжественные собрания. Она со своих мероприятий возвращалась за полночь, он был дома уже к восьмичасовым вечерним новостям.

 

Вадим набрал обозначенный в визитке её номер рабочего телефона – гудки, нет ответа. Такая же история повторилась с сотовым. Время было семь вечера. Мария приходила обычно к половине девятого. «В дороге», – с горькой иронией отметил Вадим. Тут кто-то неведомый толкнул его в бок. Он зарегистрировал в Интернете почтовый адрес на имя Владимир и отправил на указанный в визитке мейл письмо:

 

«Добрый день, Мария Николаевна!

Не сочтите данное послание за бестактность. Я Ваш давний поклонник, но всё не осмеливался обратиться к Вам в открытую. У меня есть шанс? Заранее приношу извинения.

С уважением, Владимир»

 

На следующий вечер Вадим читал ответ:

«Добрый день, Владимир!

Мне импонирует Ваша откровенность. Для ответа на поставленный вопрос мне необходима дополнительная информация. В первую очередь меня интересует следующее:

1) Вы действительно считаете, что женщина может дать положительный ответ НЕИЗВЕСТНОМУ мужчине?

2) Что подразумевается под ШАНСОМ?

3) Откуда вам известен мой рабочий e-mail?

Извините за многочисленные вопросы, но поймите меня правильно – я принимаю решения, только тогда, когда нет НЕИЗВЕСТНЫХ данных. Желаю успехов!»

 

А где ответ: «Как можно?! Вы обратились не по адресу! У меня есть гражданский муж!» – накручивал себя Вадим. Письмо для него было нерадостным, вывод был очевиден – мадемуазель в поиске. И он отправил второе послание:

 

«Добрый день, Мария!

Буду откровенным, меня обрадовало, что Вы ответили. Я думаю, это говорит о том, что Ваше сердце свободно. И у меня есть шанс. Шанс быть правильно понятым и завязать отношения, имеющие продолжение. Порядочная женщина, конечно, не будет общаться с неизвестным мужчиной. Это легко устранить. Давайте познакомимся. Электронный адрес узнать очень легко. Надеюсь, я полностью ответил на все Ваши вопросы. У меня предложение – встретиться. Где Вы предпочитаете отдыхать? Надеюсь на успех.

Владимир»

 

За ужином Мария и Вадим сидели за столом напротив друг друга. Неспешно ели сардельки с макаронами, запивая кефиром. Мария при этом использовала два столовых прибора: нож и вилку. Вадим только вилку.

– Мария, как прошёл день? – внимательно следя за реакцией своей бывшей сокурсницы, спросил Вадим.

– Всё нормально, – не отрывая взгляда от тарелки, ответила она.

– И ничего необычного? – продолжал допытываться он.

– Да, всё, как всегда, текучка, суета. Обычный рабочий день, – чуть не зевая, проговорила Мария.

– Такая красивая девушка. И никто не приставал? – не унимался Вадим, задав вопрос в лоб.

– Да кому я нужна! – голоском бедной родственницы произнесла Мария.

– Понятно, – разочаровано подытожил Вадим.

На протяжении всего разговора он не заметил у неё беспокойства или смущения.

 

На следующий день он получил такое письмо:

«Здравствуйте, Владимир!

А я Вас видела? Если да, то где?»

«Видела, конечно, – про себя злорадствовал Вадим, – неоднократно видела».

И от себя, и от придуманного Владимира написал:

 

«Здравствуйте, Мария!

Мы с Вами встречались – и даже больше… Сейчас я почувствовал, что Вы мне действительно нужны. Я слежу за Вашими успехами и неудачами. Мне бывает не по себе, когда доходит слух, что Вы с кем-то. Я понимаю, Вы – взрослая женщина. Но может, не надо обнадёживать того – нелюбимого мужчину?! Назначьте встречу.

Владимир»

 

Вечером очередного дня почтовый ящик выдуманного воздыхателя был пуст. «Видимо, в предыдущем послании был перегиб, это и испугало рыбку. Далеко всё равно не уплывёт, блесна блестит и манит добычу. Зачем всё это только нужно?» – рассуждал про себя Вадим. Но события захватили его сознание, и он уже не мог остановиться:

 

«Здравствуйте, Мария!

На моё последнее письмо Вы так и не ответили. Простите меня, если где-то я нечаянно Вас обидел. Видит Всевышний, я этого не хотел.

Владимир»

 

Это был четверг. В пятницу сразу после работы Вадим с Марией по путёвке выходного дня поехали на базу отдыха. Лесной воздух, грибы, рыбалка, катание на лодке, купание в реке, субботняя дискотека… Вадим и Мария везде были вместе. Со стороны могло сложиться впечатление идеальной влюблённой пары. Но только для человека невнимательного или никогда не любившего или уже забывшего, что это такое. Не были они двумя воркующими голубками. Между собой говорили простыми вопросами-ответами: да – нет, подай – на, пойдём – нет, да. Более длинные предложения и витиеватые рассуждения Вадима сердили и раздражали Марию. Ему не хотелось портить выходной, и он принимал предложенные правила игры.

 

В понедельник вечером ответ уже был:

«Добрый день, Владимир!

Вы действительно меня обидели… Но благодаря Всевышнему я Вас простила».

 

«Ну что, клиент готов, – рассудил Вадим, – ещё чуть-чуть, и можно брать её тёпленькой». Внутренняя ирония была защитой от стресса. Вадим понимал, что он жену теряет, и что делать, не знает. Его раздирали противоречия, он хотел, чтобы она всё-таки отказалась от встречи, и одновременно стремился разоблачить её. Поэтому получилось так:

 

«Добрый день, Мария!

А он действительно добрый, так как получил от Вас ответ. Правда, не очень пойму, чем мог я вас обидеть в предыдущем письме. Слухи и разговоры, как правило, имеют под собой почву. Но это не самое главное. Главное, что Вы в поиске своей половины. У меня предложение – встретиться. Где Вам удобно и когда? Я хочу знать, Вы действительно свободны? Надеюсь на положительный ответ. Всего доброго.

Владимир».

 

Во вторник он читал:

«Добрый день, Владимир!

Интерес перевесил, и я решила встретиться. Третьего августа с 18 часов 15 минут я буду ужинать в кафе «Подъезд № 5» по адресу ул. Советская, 20. Вы присоединитесь?»

 

Вадим напечатал:

«Мария!

С нетерпением буду ждать встречи. Я очень рад, что Вы свободны.

Владимир».

 

Дни ожидания прошли в обычном укладе. Вадим не подавал признаков беспокойства. Мария вела себя так же, как и раньше. Третьего августа он, отпросившись, пораньше ушёл с работы, доехал до центра и по указанному адресу нашёл интересующее его кафе. После чего отправился в ближайший крупный магазин, где купил букет жёлтых роз. Отойдя в сторону от людей, позвонил на сотовый телефон Марии.

– Да, – услышал Вадим.

– Как дела? – поинтересовался он.

– Всё хорошо, – голосом праведника ответила она, добавив. – Ты меня сегодня не теряй. Я буду в косметическом салоне.

– Долго не задерживайся, – стараясь казаться заботливым, произнёс Вадим.

После разговора он направился к месту встречи. Не дойдя до кафе метров шестьдесят, сел на лавочку через дорогу напротив и стал наблюдать. Минут пять седьмого он увидел Марию, семенящую по тротуару в красных туфлях на высоких каблуках. Широко ей шагнуть не давала облегающая юбка светло-кофейного цвета с манящим разрезом сзади, сливающаяся с загорелыми ногами. На ней был такой же летний костюм с крупными красными пуговицами и укороченным рукавом, гипюровая цветная блузка и красного цвета сумочка, перекинутая через правое плечо.

Она поднялась по ступенькам и зашла в кафе. Он последовал за ней. Внутри он её потерял, но, продвигаясь дальше по залу, в глубине за столиком заметил Марию. Подошёл к ней и протянул букет со словами:

– Здравствуйте. Это вам.

Секундное замешательство, удивлённый взгляд и слова:

– Какой ты молодец….

Он сел напротив.

– Ну, что, заказывай, ведь мы сюда поужинать пришли, – спокойно, как ни в чём не бывало, произнёс Вадим.

Обескураженность её мгновенно улетучилась, она, пригласив официанта, сделала заказ. Мария за долгое время знакомства хорошо изучила его вкусы и поэтому безошибочно выбрала блюда, которые ему понравятся.

Вышли из кафе, он чуть впереди, она сзади с букетом роз. Оказавшись на улице, Вадим, крутя головой по сторонам, стал искать такси. Не прошло и пяти минут, как проезжавшая мимо машина с шашечками забрала их.

В начале восьмого они были уже дома. В прихожей Вадим, молча, прижав Марию к стенке, стал ею овладевать. Она не сопротивлялась, его движения были резкие и грубые. Ему придавало животной страсти её новое, ранее на ней не виденное, до неприличия шикарное красное кружевное бельё. Что-то из одежды было порвано. Вадим то с силой сгибал Марию, то буквально размазывал её по стене. Всё происходило без слов, раздавались одни стоны.

Закончив своё дело, Вадим произнёс: «Вот и сходили налево». Подойдя к часам и ткнув в них пальцем, добавил: «А ты ещё и раньше времени успела вернуться домой».

Немного помолчав, Вадим продолжил:

– Сдаётся, для тебя это привычно, так коротать время после работы. Прослеживается подготовленность и отработанная уверенность в действиях. Правда, вначале в кафе ты немного растерялась. Раз пять брала то меню, то какой-то журнал, лежащий на столе. Но это ясно – не того ожидала увидеть. А точнее – эту рожу вообще не ждала.

Она молчала. У неё на лице не было раскаяния или неловкости. Её мимику можно было охарактеризовать как задумчивость.

В эту ночь он долго не мог уснуть. Мария безмятежно спала рядом. Вопрос: «Что делать?» – мучил Вадима, и он не знал на него ответа. Утром, как обычно, при первом звонке будильника он быстро отключил его и пошёл готовить для себя завтрак.

После работы Вадим долго бродил по городу. Ему не хотелось сидеть дома и ждать её прихода. Он зашёл в пельменную, поужинал, а потом пошел в интернет-кафе и отправил письмо:

«Доброе утро, Маруся!

Надо отметить – вечер получился. В том смысле, что судьбой предоставленный нам ШАНС был реализован. Мы поняли друг друга. Как быть?! Я не знаю».

На последний сеанс Вадим забрёл в кинотеатр. Домой пришёл в половине одиннадцатого, свет горел только в прихожей, Мария уже лежала в постели. Он, приняв душ, лёг рядом. Она не спала, но ничего не произнесла. Впервые за долгое время он уснул раньше неё. Что будет дальше – никто не знает.

 

1. Зрада  – измена (укр.).



Кольцо А
Главная |  О союзе |  Руководство |  Персоналии |  Новости |  Кольцо А |  Молодым авторам |  Открытая трибуна |  Визитная карточка |  Наши книги |  Премии |  Приемная комиссия |  Контакты
Яндекс.Метрика