Функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям
Союз Писателей Москвы  

Журнал «Кольцо А» № 58




Foto_1

Любовь ГЛОТОВА

Foto_5

 

Родилась в 1985 году в Куйбышеве. Живет в Самаре. По образованию – журналист. По роду деятельности – музыкант и мама двоих сыновей. Лауреат 2 форума молодых писателей ПФО (2007), участник и стипендиат 12 форума молодых писателей России в Липках (2012).

Автор поэтической книги «Кракозяков» (Самара, 2008), составитель альманаха «МоРКОВь» (Самара, 2008), публиковалась в Интернет-журнале «Пролог», на литературном портале «Мегалит», в журналах «Название», «Ликбез», «Луч», а также в различных периодических изданиях и сборниках.

 

«НЕТ У РАЯ ЗАБОРА, НЕТ У РАЯ ВОРОТ»

*  *  *

Шел день шестой от сотворенья мира

и шла корова с выменем пустым

и ветер гнал листы деревьев мимо

по странным траекториям своим

и захлебнувшись ветром и травою

и голосом плывущим из небес

шел я один и рядом ты со мною

и за тобой усталый плелся бес

 

Шел год шестой на убыль шла луна

и ветер наши гнал стада на север

и думал я, как ты теперь одна

растишь детей и сушишь козам клевер

и думал я что двое сыновей

как вырастут все сделают иначе

но ты не плачь ведь женщины не плачут

тем более  божественных кровей

 

Один остался да и он ушел

и ангелом второй взлетел над миром

двадцатый год от сотворенья шел

и жизнь прошла гонима ветром мимо

и не посмел я утешать тебя

и что-то предпринять во имя бога

и только бес топтался у порога

запретный плод в копытцах теребя

 

2008

 

*  *  *

Шел по берегу моря маленький человек

его оглушали взрывы мусорных волн

он садился на камень пил из фляги ел чебурек

он вставал и дальше по берегу моря брел

 

«Проплывай мое море ищи впадины на стороне

долби горы чужих мечтаний в гальку обид

я закончил все то что написано было мне

и теперь я хочу быть прибоем твоим избит

взмыть затем миллиардом рачков превратиться затем в песок

не услышать войны каким суждено прогреметь

ты обнаженно лежишь и я поплыву без трусов

в голубую твою прохладу солнца соленую медь»

 

Догорал за горой закат никто не видел его

маленький человек уплыл а море было без глаз

а больше в этой степи и не было никого

и после не будет и в общем-то нет сейчас

 

2009

 

*  *  *

Выходили белые рыбы

плавниками гладили брюхо

губами пыль собирали

белые рыбы пели -

 

«Не спи небо

рождай солнце

Не спи солнце

рождай землю

Не спи земля

рождай море

Не спи море

рождай сушу»

 

Облепляли белые рыбы

пылью нёбо и пели дальше -

 

«Не спи суша

рождай душу»

 

Белые рыбы

плыли

 

2010

 

*  *  *

здесь открыто

резкость наведена не на мне

на кирпичной стене на окне

на вмятинке от копыта

 

старого ослика

он поздней осенью

все время шатается

где-то поблизости

мой ослик робости

мой ослик верности

научи радости

меня этим вечером

 

я размыта но в этом ли есть беда

пусть будут видны провода над домом

камень на дне пруда мальчишки

читающие не по книжке жизни главу

 

я не наяву

я стираю ребячьи штанишки

учусь понимать по-латышски

 

пусть только рыжее корыто

здесь открыто там видишь

вмятинка от копыта

 

старого ослика

он поздней осенью

все время шатается

где-то поблизости

мой ослик робости

мой ослик верности

научи радости

меня этим вечером

 

2010

 

Мымра

Рыжие фонари раздувают щеки

утром фонарям обидно гаснуть

под глазами у мымры краски подтеки

завсегда с подтеками мымра опасна

 

Слезы для бабы редкое дело

баба привыкла рубить канаты

но у каждой бабы свои пределы

а он просто

кобель пернатый

петух шелудивый

бирюк лесной

зато красивый

когда весной

 

Улицы замолкают трамваями на перекрестках

просыпаются каждым из фонарей

мымра осязает себя подростком

ей снова хочется завтра скорей

ей опять мечтается уже бы днюха

чтобы он пришел подарил цветок

чтоб долго-долго потом его нюхать

мечтая и разглядывая потолок

 

Но все чаще подтеки

и вообще решено

красить глаза примета будут слезы

завтра она не пойдет в кино

ни с Петей ни с каким

ни с каким ни с Лешей

 

Октябрь осыпался постояв

так и он раздевался в прихожей

завсегда пернатый кобель прав

он самый плохой хороший

ни в какое сравнение с Лешей

 

Самой под тридцать по лавкам три

ей опериться бы и парить

зарядку с завтрашнего дня

кто первый камень в меня

 

Сама не знает чтό есть мужик

сама спотыкается и бежит

в предчувствии какого-то там огня

кто первый камень в меня

 

Сама любого за поясок

сама песчинка сама  песок

сама и в избу там и коня

кто первый камень в меня

 

Самой не выбраться из долгов

а в доме только словарь толков

и ты я сумею это принять

первым кинешь камень в меня

 

2011

 

*  *  *

Это чувство к тебе я коплю в специальной копилке

кидаю в нее случайные взгляды прикосновения

в голове у меня солома и пух в твоей металлические опилки

поэтому одна надежда на встречу во сне или в Сене

 

В этой реке вряд ли плавают нормальные люди

но скажи мне кто из наших друзей нас назовет такими

и когда мы во сне видеться больше не будем

мы поедем к реке с теплым соломенным именем

 

Я нырну в нее ты окажешься неподалеку

и конечно ведь ты героический и самый лучший

тут же прыгнешь спасти меня выловишь пальцами мокрую

вынесешь на берег бросишь одну на суше

 

Попытаюсь вдохнуть и пойму что дышать не нужно

попытаешься выдохнуть и поймешь что уже разучился

мы на собравшихся поглазеть поглядим сконфуженно

и прыгнем обратно не помня слова и числа

 

И если кто-то скажет что я суицид воспеваю

я отвечу это образ а я суету отпеваю

 

И если кто-то скажет что рифмы пошли глагольные

я поспорю с ними ведь рифмы растения вольные

 

Их не привяжешь не вырастишь их в теплице

на них дождики ливни и снеги должны пролиться

 

И зеленые сочные вырастут такие как есть

а я буду думать какую кому прочесть

 

А я буду думать для чего появилась Сена

и пойму что тайна сия неприкосновенна

 

2012

 

*  *  *

ты у меня одна

партия и страна

мне уже двадцать два

я еще нет никто

есть Питер и есть Москва

и остальное ничто

тула тундра тува

самара сахара

стоп

мне уже двадцать два

а завтра гляди ж потоп

завтра гляди ж навек

позамкнет провода

и тишиною рек

оплывут города

сколько там будет вас

в Питере и в Москве

сколько здесь будет нас

в самарасахаратуве

много там будет вас

мало здесь будет нас

я допиваю квас

это вам не москва-с

 

2007

 

*  *  *

Откуда вы,

дети природы случайные,

капустные бабочки,

розочки чайные?

 

2007

 

*  *  *

постучу

откроешь

выйдем на балкон

скажешь

любишь

ой уж

думаешь

о ком

 

тихо

гаражами

бродят алкаши

ты стоишь в пижаме

рядом

ни души

 

мама мыла раму

ты ведь к ней пришел

 

застегни пижаму

так не хорошо

 

мама мыла раму

и тебя ждала

 

не снимай пижаму

я еще мала

 

алкаши уснули

утро в курмышах

спросишь

а люблю ли

 

не

ды

ша

 

2008

 

*  *  *

Вначале был первичный бульон

(или первичный плов

возразит узбек)

но не важно что именно было

потому что не было слов

все говорят было слово в начале

и все-таки не было слов

и варился в своей печали

не ведая о добре

бульон на адамовом на ребре

 

Вот прежде

:

бродили себе динозавры

и прочие аммониты

и не знали что они динозавры

не знали что они аммониты

 

А нынче мир не таков

:

кубиками бульон

пирамидками плов

 

Страшно себе представить

дикий мир безымянный

да ведь

солдатик мой оловянный

 

(вояка да без ноги под глазами круги от ночи бессонной или тоски беспробудной в этой жиже бульонной словно в степи безлюдной ногу вторую бы и убежать но куда бежать лучше уж так лежать в суете побрякушек как в коробке игрушек нечем дышать)

 

А после

возник язык

вначале он был безлик

:

только ага да угу

да я больше идти не могу

только угу и ага

заболела моя нога

 

А после

каждому древу зверю любому

досталось по имени словно дали по дому

а некоторым тварям досталось по паре имен

 

Вот тебе и бульон

первичный

только ага и угу

 

Вот тебе и рагу

 

2012

 

*  *  *

мы не гуляли по крышам

не пили глинтвейн у моря

мы сидели в твоей комнате

или лежали в твоей комнате

я точно не помню

что мы делали в твоей комнате

но я помню точно

мы не гуляли по крышам

и не пили глинтвейн у моря

 

2010

 

*  *  *

«Никто к тебе не приедет

город закрыт и водку

не делают даже на экспорт

любовь в строго отведенное время

в строго отведенном месте

а в остальном

пространственно-временном континууме

даже сны запрещают

и прикосновения к коже

надеются на жизнь после смерти

впрочем в смерть серьезно не верят

говорят -

Смерть вcе видит, Смерть с вами, слава Смерти

 

молятся ей во храмах

и дома соединив веки

но почему-то не верят

эти проклятые ангелы

 

никто к тебе не приедет»

и т.д.

 

2012

 

*  *  *

У соснового бора у тихих болот

нет у рая забора нет у рая ворот

только райские кущи только райские птицы

тут у Пушкина Пущин у Никулина Вицин

здесь у матери сын ее заболевший

яиешуа говорит яиешуа

 

Он возносит глаза там где ангелы в трубы

он горячим челом обжигает ей губы

 

Чем тебя мне укрыть чем тебя мне утешить

мойиешуа

 

Нас шелкόвые убаюкают травы

гнезда вьют нам белокрылые совы

сухопутные вырастают кораллы

золотой соловей синкопирует соло

 

Розовеет месяц на небеси

ты еси

 

2011

 

*  *  *

Не по себе. И сыро на улице, июнь.

Я думаю про сына и песенку пою. 

Как параллелепипед, чуть скошен старый дом.

А воздух пахнет липой и проливным дождём.

 

В такой вот дождь нестрашно ни слова не сказать,

и каждый вдох, и каждый свой взгляд с водой связать,

и понимать у липы нарядный запах сей,

и оживать улыбкой, и растворяться в ней.

 

2006

 

Новая работа Змея Горыныча

У Змея Горыныча

работенка на площади рыночной:

рыночному народу

кипятит воду,

разливает чай,

продает горячие пирожки.

 

А по ночам

сочиняет стишки.

 

А по ночам

звезды болтают с его душой.

 

И он сочиняет левой башкой,

потому что левша левшой:

 

«Космос такой большой

и рынок такой большой...»

 

2012

 



Кольцо А
Главная |  О союзе |  Руководство |  Персоналии |  Новости |  Кольцо А |  Молодым авторам |  Открытая трибуна |  Визитная карточка |  Наши книги |  Премии |  Приемная комиссия |  Контакты
Яндекс.Метрика