Функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям
Союз Писателей Москвы  

Журнал «Кольцо А» № 84–85




Foto1

Мария  НАПРИЕНКО

Foto1

 

Родилась в Новосибирске 16 июня 1985 года.

Окончила Литературный институт им.Горького. Публиковалась в "Литературной гостиной", "Дне литературы". Автор стихов и песен. Также занималась поэтическими переводами с итальянского языка.

В журнале "Кольцо А" публикуется впервые.

 

 

ЧТОБЫ ВЕРУ ТВОЮ СПАСТИ... 

 

 

* * *

 

Как город краток, еле уловим.
В духовном гнёте память так предвзята,
Что небо в звёздах кажется пустым,
А каждый, кто здесь не был, виноватым.
Как больно видеть, столько лет спустя,
Что никуда тебя не выгоняли.
И ты – его любимое дитя –
Глаза отводишь, отдаёшь медали
И вновь уходишь, детство пригубив,
Глотая слёзы, заставляя тело
Тебя нести, хоть как-то убедив
Себя, что ты однажды станешь целым.
И всё прощаешь, потому что боль
Сильна не столько, сколько преходяща.
Пока душа поёт фальшиво «соль»,
И музыка не станет настоящей.

 

 

ТЮРЬМА

 

Ограничена тушью под серостью глаз тюрьма.
Чтоб не дать тебе слова, я первой тебя стыжу.
Так и думала: ты постепенно сошел с ума.
Нет мы разные, глупенький: я до сих пор схожу.

Нарисованы звездами на небесах кресты.
Мы под землю уйдем и растаем в голубизне.
А когда я смеюсь, над судьбой своей плачешь ты.
Я-то знаю, чей взгляд ищешь ты без конца в луне.

Это будто уже не мы. Выдают глаза
Лишь желание плакать и плохо себя вести.
Дама - не королева - я сразу беру туза.
Я иду от тебя, чтобы веру твою спасти.

Мы грешим по закону и молимся на суде.
Безрассудно играем мы роли своих отцов.
Помнишь? Помню, мы вместе тянулись к одной звезде.
Я смиряю тебя с тем, что наша тюрьма - любовь.

 

 

 

* * *

 

Этой истиной правит предательство.
И, пока коридор озирается,
в предлагаемые обстоятельства
входит детство и не разувается.

Мокрый снег передержан калошами,
и следят по беспамятству валенки.
Маем иволги в яслях взъерошены.
И Меркурий останется маленьким.

Потому и молчание - золото,
что приятно смотреть и безвластвовать.
И Сатурн ни Россией, ни холодом
не пугает Поллукса и Кастора.

 

 

* * *

 

От пения чужого соловья
в объятьях не тобой открытых окон
какая-то невидимая я
включает свет и в небо смотрит боком.
Она с другими о тебе молчит.
Она тебе другим на адрес пишет.
И говорит тебе, и говорит
о том, что ты один её не слышишь.

 

 

* * * 

 

Эта улица - в сердце её католический храм -
так и просится вырваться в прошлое, чтобы не помнить
в ней меня, чтобы новые лица придать именам
и не слышать шагов, доносящихся плачем из комнат.

Эта улица к нотам привыкла, как к фазам луны
и вернёт сюда каждого, здесь говорившего с Богом.
Эта музыка выше предательства, слаще, чем сны.
Всепрощения свет благодать разольёт по дорогам.

Эта улица ждёт тебя, несколько вёсен спустя,
сколько б поисков жадно душа твоя ни проходила.
Эта улица знает, что ты перед Богом дитя,
что просить может лишь об одном Его: "Боже, помилуй!"

 

 



Кольцо А
Главная |  О союзе |  Руководство |  Персоналии |  Новости |  Кольцо А |  Молодым авторам |  Открытая трибуна |  Визитная карточка |  Наши книги |  Премии |  Приемная комиссия |  Контакты
Яндекс.Метрика