Функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям
Союз Писателей Москвы  

Журнал «Кольцо А» № 68




Кирилл КОВАЛЬДЖИ

Foto1

 

 

ЛЕНИН И ПУСТОТА

 

«Громче и веселее кричи, праздничный народ: в твой мрачный город вступает завоеватель! По июльским трупам, по лужам красной крови вступает завоеватель Ленин, гордый победитель, великий триумфатор — громче приветствуй его, русский народ! Вот он, серый, в сером автомобиле: как прост и вместе величав его державный лик, сколько силы в каждом движении его благородной руки: одним мановением она приводит в движенье пулеметы и воздвигает стихии на голову непокорных!

…Вот он, твой победитель, русский народ — громче же, громче и почтительнее приветствуй его! Склонись ниц! Пади долу перед великим завоевателем, со славою вступающим в твой державный Петроград!

Прими и мой привет, победитель. …Ты так велик, ты так божественно прекрасен, необыкновенный победитель, раздавивший отечество, вставший над законами, смело презревший всякого другого Бога, кроме тебя. Ты почти Бог, Ленин,— ты знаешь это?

 

…Или ты не один? Или ты только предтеча? Кто еще идёт за тобою? Кто он, столь страшный, что бледнеет от ужаса даже твоё дымное и бурное лицо?

Густится мрак, и во мраке я слышу голос:

- Идущий за мною сильнее меня.»

 

Эти удивительные пророческие строки написал Леонид Андреев в очерке «Veni, creator!», опубликованном в «Русской воле» 15 сентября 1917 г., то есть за месяц с лишком до «Великого Октября»!

 

…И вот 18 октября 1923 года. Серый, в сером автомобиле въезжает Ленин в Кремль. Он мычит, он почти лишен речи, правая рука и нога плохо слушаются его. Он инвалид – незримый враг поразил его изнутри, атаковал его мозг. Вождь революции, Председатель правительства Советской России  бессилен и уже никому не нужен.

Странное дело - он въезжает в Кремль, водитель вынужден предъявить пропуск. Наверное, Сталин и его окружение уже предупреждены, что больной Владимир Ильич неожиданно заявился в Москву.

И наверняка дано поразительно распоряжение: не встречать его, не попадаться ему на глаза. Незваный гость…

Владимир Ильич с помощью сопровождающих пересекает пустынную площадь, преодолевает пустынные коридоры, добирается до своей квартиры, заходит в свой кабинет, что-то раздраженно ищет в одном из ящиков, и… где-то ночует, почему-то нигде никаких подробностей, а ведь он был не один, а целая компания (см. Примечание №1) – кто, где и как устраивал  ночлег? Назавтра после обеда (где обедал?), еще раз заглядывает в свой кабинет, заходит в пустой (!) зал Совнаркома, потом покидает обезлюдевший Кремль, велит ехать в сторону Сельскохозяйственной выставки – видимо, туда так и не заглядывает, потом обратно в Кремль (?! - См. Примечание №2) и  отправляется восвояси в Горки – уже навсегда, до самой кончины.

Ни газеты, ни радио не сообщили об этом визите «величайшего и любимейшего вождя» в Москву. Когда он проезжал по улицам, никто из москвичей его не узнал и не знал – кто едет!

Просто очень больной человек. Всемирно известный.

 

Примечание №1

Октябрь, 18.Ленин выражает твердое намерение ехать в Москву. С ним едут Н. К. Крупская, М. И. Ульянова, проф. В. П. Осипов, начальник охраны в Горках П. П. Пакали и др. По дороге к ним присоединяется проф. В. Н. Розанов, ехавший в Горки. При въезде в Москву (около 18 час.) Ленин снимает кепку и приветствует столицу…

«Гудок», М., 1924, 23 апреля; Восп. о В. И. Ленине.

Изд. 2-е. Т. 1, 4. М., 1979. Т. 1, с. 589. Т. 4, с. 401, 409.

 

Примечание №2

Октябрь, 19. Ленин отбирает ряд книг в своей библиотеке в Кремле, среди них три тома сочинений Г. Гегеля, произведения Г. В. Плеханова, собственные работы; разбирает свои тетрадки. Затем Ленин идет в помещение Совнаркома, заходит в свой кабинет. После обеда (около 14 час.) вновь направляется в Совнарком, проходит в зал заседаний… Ленин совершает прогулку во дворе Кремля, его приветствует ( правда ли? И если правда, то почему-то даже не подходят к нему?!) отряд курсантов школы ВЦИК, занимающихся на площади. Около 15 час. Ленин выезжает на машине на прогулку по Москве в направлении Всероссийской сельскохозяйственной и кустарно-промышленной выставки, однако подробно осмотреть выставку не удалось из-за дождя. Около 16 час. 30 мин. Ленин вновь приезжает в Кремль, а затем возвращается (в 19 час.) в Горки, очень довольный (ой ли?)поездкой.

ЦПА ИМЛ, ф. 4, on. 1, д. 142, лл. 406 , 407, 483; «Гудок», М., 1924,  23 апр;

Восп. о В. И. Ленине. Изд. 2-е. . М., 1979. Т. 1, с. 589. Т. 4, с. 401, 409;

 

Вдобавок еще страница фельдшера В. Рукавишникова «Последний год Ильича» (из кн. Ю.Лопухина «Болезнь, смерть и бальзамирование В.И.Ленина», изд. Республика, 1997 г.) - пусть она подчищена и подсахарена, но всё равно - свидетельство:

 

«Верстах в 14-ти от Москвы открывается прекрасный вид. Владимир Ильич в восторге. Он буквально не может усидеть на месте и требует скорее ехать. Версты через три встречается Розанов. Увидев Владимира Ильича, он опешил, растерянно спрашивает: "Куда вы направляетесь?" Объяснили — в Москву. Глаза Ильича искрятся от удовольствия. Приглашает Розанова пересесть в наш автомобиль. Поездка продолжается.

Вот Кремль. Часовой осматривает пропуска у нас, а Ильич сидит, откинувшись в угол автомобиля. Еле заметная улыбка мелькает на его лице — пропуска нет. Часовой наклоняется ближе, чтобы рассмотреть пассажира, не показавшего пропуск. Увидел и отпрянул. Вытянулся в струнку, руку под козырек, и на лице все чувства: удивления, восхищения, почтительности. Проезд свободен.

По приезде Владимир Ильич отдохнул, сидя в кресле, осмотрел подробно квартиру, заглянул в книжные шкафы... (Недавно в печати мелькнуло предположение, что Ленин искал какие-то документы, но не нашёл – они исчезли. Прим. К.К.)  На другой день после обеда вторично направился в свой кабинет, но на сей раз не удовлетворился его осмотром, а повернул в дверь, ведущую из его кабинета в зал заседаний Совнаркома. Зал был пуст: ввиду приезда Владимира Ильича заседания были отменены. Ильич покачал головой.  Мне кажется, что он рассчитывал увидеть здесь многих из своих товарищей.»

Одинокий немощный Победитель…

 

P.S. И последний аккорд - заметка «Шаги в ночи» из Интернета:
- Пару лет назад я работал в архиве Президента Российской Федерации, расположенном в Кремле, - вспоминает доктор исторических наук Сергей Кулешов. - Зайдя пообедать в столовую, увидел там приятеля в компании солидного седовласого мужчины. Оказалось - полковник КГБ, один из руководителей охраны помещения, где находилась и бывшая квартира Ленина в Кремле. Речь за обедом зашла о мистическом. И вдруг охранник вполне серьезно рассказал, что он сам и его коллеги не раз слышали по ночам в опечатанном и тщательно охраняемом ленинском кабинете шаги и звуки передвигаемой мебели.

Странные звуки слышал и глава ельцинской администрации Сергей Филатов.

- Дело было летом 1993 года, - рассказывает наш обозреватель Александр Гамов (см. «КП» от 21 июля 2005 года, «Кремлевские привидения»). - Кабинет тогдашнего кремлевского царедворца находился на втором этаже президентской резиденции. А над ним располагался Музей-квартира Ленина. Поначалу это соседство не вызывало у Филатова эмоций. Говорят, пару раз он даже ходил туда на экскурсии. Но однажды, засидевшись за бумагами до полуночи, главный кремлевский администратор вдруг явственно услышал, что наверху поскрипывают половицы - кто-то беспокойно ходит по комнате мелкими шажками: вперед-назад, вперед-назад... Филатов не придал этому значения. Но через несколько дней опять засиделся допоздна, и скрипы повторились. Тогда он вызвал охрану: «Узнайте, кто там наверху ночами бродит?» «Сергей Александрович, да никого там нет, - отвечают охранники. - Музей мы сами запирали на все запоры и дверь опечатали». «Все равно проверьте, - приказал Филатов, - мало ли что? Все-таки здесь, в двух шагах, кабинет Бориса Николаевича». Охранники досконально обследовали апартаменты вождя мирового пролетариата, но так никого и не обнаружили. Филатов вроде успокоился, но на всякий случай перестал задерживаться в кабинете до полуночи.

 

P.P.S. Я спросил у Сергея Александровича:

- Правда ли это?

Он ответил:

- Было такое…

 

*   *   *

Ленин в Мавзолее -  

напоказ останки.

под стеклом лежит он,

выскоблен с изнанки,

мозг  отдельно где-то,   

в институте, в банке.

А на Красной площади -   

не войска, не танки.

Школьники столицы   

ловят кайф гулянки,

возле Мавзолея,    

около Лубянки!

 

 

 



Кольцо А
Главная |  О союзе |  Руководство |  Персоналии |  Новости |  Кольцо А |  Молодым авторам |  Открытая трибуна |  Визитная карточка |  Наши книги |  Премии |  Приемная комиссия |  Контакты
Яндекс.Метрика