Функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям
Союз Писателей Москвы  

Журнал «Кольцо А» № 68




Foto2

Ольга КРАВЧУК

Foto5

 

Родилась в 1986 году в г. Симферополь (Украина), образование – высшее филологическое (магистр). Работает фотографом. Участница IV Летней литературной школы в Карпатах. Публиковалась в составе сборников рассказов «77 историй о победе над раком» forSmart (2013 год) и «И будут люди...» Дикси Пресс (2013 год); альманахе «СКІФІЯ-2013-ВЕСНА»; литературных журналах «Вокзал», «Новая реальность», «Наша улица», «Микролiтъ», «Пролог», «Парадный подъезд», «Litera_Dnepr», «Облако и парус», «Литературный Башкортостан», «Бористен», «Золота пектораль», АРТБУХТА. Финалистка Крымского Республиканского молодежного литературного фестиваля «Прошу слова» в номинации «Триумф короткого сюжета» 2013 год, призёр ІІІ ст.; лонг-лист литературного конкурса им. Л. И. Ошанина; лонг-лист литератуного конкурса от издательства forSMART «Рак – не приговор!»; бронзовый лауреат конкурса "Большой финал" /2011 - 2012/ в номинации «Триумф короткого сюжета», призёр конкурса «Большой финал» /2011 - 2012/ в номинации «Капля воды».

 

 

ОСОБЕННЫЕ ЛЮДИ

Рассказ

 

   Я познакомился с Кирой в поезде. Ощупывая тростью ступени, девушка пыталась подняться в вагон. Люди на перроне, замолчав, замерли, наблюдая за её точными, словно отработанными движениями. Выйдя из оцепенения, я протянул ей руку. На пару секунд замешкав, она приняла помощь. Всё так же нащупывая путь, девушка медленно продвигалась вперёд. Дойдя до моего купе, она села на одну из нижних полок, сложила трость и, вынув из кармана билет, положила его на столик.

    Усевшись напротив неё, я всматривался в покрытые белёсой паволокой глаза, с местами выделявшимися коричневатыми пятнышками, размышляя как начать разговор. Да и стоит ли это делать?

- Вы едете в Киев? – наконец спросил я, но девушка не ответила. Потупив взгляд в пол, я постучал пальцами по столу.

   Моя попутчица тут же вынула из кармана блокнот, две ручки и сделала надпись: «Меня зовут Кира. Я слепоглухонемая, но мы можем общаться. Пишите на моей ладони, а я буду отвечать на бумаге». Кира протянула мне вторую ручку. Какое-то время я не решался продолжить разговор, обдумывая, как эта молодая особа может быть лишена всех форм восприятия мира, но я ошибся - она была чувствительна ко всему вокруг.

   Я озадаченно взял её руку и, перевернув ладонью вверх, написал: «Я - Марк. Вы едете в Киев?». Как оказалось, паста в ручке закончилась, и рука осталась чистой.

- Да. В институт дефектологии.

- Но как же вы ориентируетесь без помощника?

- Я умею справляться сама.

Вот так и началось наше знакомство. Я писал на её руке лишь для неё видимыми буквами, а она отвечала мне на бумаге. Мы так увлеклись разговором, что я даже не заметил, как начался наш путь.

- Поезд тронулся? – спросила Кира.

- Да. А как вы узнали?

- Ощутила движение. Я вас не слышу, но поняла, что вы пытаетесь со мной заговорить, по тому, как вибрировал стол под моими ладонями, когда вы забарабанили по нему пальцами.

- Не думал, что вы обратили на это внимание.

- Незрячие ориентируются на слух, я же на ощущения и запахи. Ни разу в жизни мне не приходилось чувствовать себя беспомощной.

- А как вы нашли своё место?

- Всё просто. Я знаю, что мест в вагоне 36 и с лёгкостью высчитала своё.

- Зачем вам понадобился институт дефектологии? Это же так далеко!

- Я художница. Надеюсь, что если доктора заинтересуются моими работами, то попытаются бесплатно восстановить мою способность разговаривать. Я ведь онемела после потери слуха, перестав слышать речь.

   Я родилась в небольшой деревне. И была здоровым ребёнком, пока в шесть лет не переболела менингитом. Сначала я потеряла зрение, постепенно слух и голос. Пришлось заново учиться ориентироваться в пространстве и общаться с людьми. Первое время я не могла обходиться без помощи. При утрате слуха нарушилось равновесие.

    Я росла чувствительной к перепадам настроения окружающих меня людей  и часто обижалась на мелочи, даже если кто-то не подразумевал словами или поведением чего-то плохого. В восемь лет родители отдали меня в школу для слабовидящих. Я жила в комнате с прекрасными девочками, а вот выходить гулять во двор было опасно. Слабовидящие мальчишки из соседнего корпуса постоянно норовили меня толкнуть или завести в грязь. Дайте мне свою руку, - неожиданно попросила Кира.

Ни на секунду не задумавшись, я протянул ей ладонь. Она долго её ощупывала, будто изучала каждую линию.

- Теперь я вас ни с кем не спутаю. Вы чувствуете, откуда-то дует?

- Это люди постоянно выходят в тамбур.

- Поезд остановился?

- Да. Первая станция, - подтвердил я, не переставая удивляться, откуда она всё знает.

- У вас хороший одеколон и приятная рука. – Кира нахмурила брови и чуть подалась вперёд.

- Вы первый человек, сказавший мне об этом.

- Снова этот жуткий запах варёных яиц и копчёной колбасы!

И правда, из соседних купе потянуло запахом дорожной еды.

- Меня тоже тошнит от этого «аромата», - признался я. –  А хотите варёной картошки и огурцов?

- Не откажусь.

Я положил перед ней две картошины и несколько огурцов.

- Вам, наверное, нужно помочь? – предложил я.

- Нет. Я сама.  – Кира взяла в руки картофелину и принялась быстро очищать от кожуры. Ощупывая её пальцами, она ловко снимала пропущенную кожицу.

- Кира, что же вы будете делать, если в институте вами не заинтересуются?

- Продолжу рисовать свои картины.

- Признаться, я совершенно не умею рисовать и потому не представляю, как человек, лишившийся зрения, может что-либо творить, зная, что никогда не увидит результата.

- Я сама это не могу объяснить. Картинка есть в моей голове, и этого достаточно. Я долго училась, и не всё получалось. Мне даже пришлось освоить технику, с помощью которой определяются на холсте зоны цвета. Но это мой способ общения с обществом и мне он нравиться. Ведь я не одна такая, среди слепых есть музыканты и даже скульпторы.

    Я никогда не считала, будто жизнь мне что-то должна, скорее наоборот. Это я должна миру за то, что ни разу не слыша музыки, могу её ощущать, положив руки на играющее пианино. Благодаря шрифту Брайля много читаю книг, каждый раз познавая что-то новое. И я всё ещё могу чувствовать и рисовать.

   Мы проговорили весь день, а ночью улеглись спать, но уснуть мне так и не удалось, я всё думал о Кире. На её лице было заметно любое изменение настроения. Не видя других людей, она не научилась скрывать свои эмоции. Изо дня в день мы растрачиваем чувствительность, воспринимая мир через глаза и уши. Неосознанно пытаясь впитать всё и сразу. Не обращая внимания на особенных людей, способных чувствовать глубже нас, через одно лишь осязание либо слух. Утром в Киеве мне хотелось провести её в институт. Почему-то до встречи с ней казалось, что слепые люди непременно нуждаются в помощи и жалости, но сейчас я был уверен: Кира сможет справиться сама.

    Спустя четыре года я увидел в городе афиши с маленькими изображениями ярких картин, а в низу надпись: «Уникальная выставка картин слепой художницы». В тот же вечер я отправился посмотреть на её работы. Внизу каждой картины была подпись: «Кира». В тот день художница давала интервью местному телеканалу, и мне посчастливилось впервые услышать её голос. Её речь пока ещё была неторопливой и невнятной, но она уверенно держалась, и я по-своему был горд за неё.

   В конце вечера я всё же решился подойти к знакомой. Осторожно, чтобы не испугать девушку, взял её ладонь. Она на мгновение замерла. На её лице отразились удивление и вместе с тем глубокая задумчивость.

- Марк! Это вы! – наконец воскликнула она.

- Здравствуйте, Кира! – ответил я, поцеловав ей руку.

 

 

ХОРОШАЯ ДЕВОЧКА

Рассказ

 

    До переезда я жил по соседству с семьёй, от которой не было никаких проблем. Ни шума, ни скандалов, казалось, они даже ремонт никогда не делают. Всем бы таких соседей. У них была дочка Ирочка – примерная старшеклассница. Как-то я уехал в командировку, а когда вернулся, девочки уже не было. Я порасспрашивал жильцов, и одна бабулька из соседнего подъезда поведала мне, что случилось. Перескажу – это всё ещё не даёт мне покоя.

     Ирочка – спокойная, милая, симпатичная девочка. Всегда поздоровается, спросит, как поживаете. Родителям не перечила, отличница. Всё успевала: и уроки сделать, и кушать приготовить, и убрать. Мать её ходила в какую-то новую секту, прославляющую Ангелов, и вместе с дочерью каждый вечер становилась на колени у образов их святых покровителей и молились, покуда ноги не онемеют. Но Ире, казалось, это даже нравится. Каждый вечер Ира ходила гулять с друзьями, вот только на нашей улице их видно не было. В один из обычных дней в соседской квартире раздался телефонный звонок. Звонила Светка предупредить, что прогулка отменяется, а Ирочка не могла уже сидеть дома, будто задыхалась. Подумав немного, она вытащила из потайного ящика в письменном столе раскладывающийся ножик и, впопыхах собравшись, выскочила на улицу.

   Раньше она никогда не делала этого одна, но порою долго сдерживаемая ярость переходит в безумие. Она спешила по тёмной улице в юбочке до колен и капроновых колготочках, на ногах строгие туфельки, сверху накинута тоненькая курточка. Каждый день они меняли район, стараясь тщательно скрыть следы. Ирочка долго выбирала счастливца. Она всегда ненавидела собак, и вот её выбор пал на старую дворнягу с перебитой лапой. За такой долго гоняться не придётся. Собака с интересом на девочку посмотрела, а она, накинувшись на неё, погнала животное в гаражи. Страх возносил её чувства на новый уровень. Сегодня девочка ощущала себя особенной. Она сделает это сама, без чьей-либо помощи. Прижав дворнягу к стене, она на секунду остановилась, желая насладиться грядущим моментом. Перед глазами прыгали картинки: классная руководительница, родители, школьные «шестёрки», образы святых. Синяки на коленках дали о себе знать. Пёс, пригнув голову, смотрел на неё снизу вверх, будто просил помиловать. Ирочка улыбнулась и, нагнувшись, полоснула животное по боку. Собака взвизгнула. Девочка раз за разом всаживала в неё небольшой ножичек, а когда животное перестало шевелиться, но всё ещё дышало, вспорола ему живот. Содержимое вывалилось на землю, она брезгливо сморщила носик. Посмотрев, как собака издыхает, она испытала облегчение. Напряжение спало, можно было идти домой, ложиться спать - завтра в школу. Достав из кармана влажные салфетки, Ира протёрла нож и стёрла с рук брызги крови. Светка никогда не поверит, что она сделала это в одиночку.

    На подходе к школе Ирочка встретилась с двумя подружками. Завернув за угол, они дождались одноклассницу, которая росла в неблагополучной семье, что сказывалось на её внешнем виде и умственных способностях. Поставив её на колени, Ирочка заставила молиться ей, как святому изваянию, вот только та ни одной молитвы не знала и потому говорила то, что первое на ум приходило. Затем Ирочка сказала:

- Не годится мне так идти в класс – обувь грязная. Видишь, туфли, пока я до школы дошла пылью припали.

- Я могу вытереть, - ответила та.

- Ириш, давай телефон достанем, снимем видео. Вот умора будет!

- Света, я никогда ничего не снимаю на камеру. Я ведь отличница! Вылижи их! – приказала она однокласснице.

Та замерла, уставившись на неё непонимающим взглядом.

- Ты что, не расслышала? Я сказала, лижи, иначе я сегодня же расскажу всей школе, что ты наркоманка, и тебя исключат.

- Но это неправда! – воскликнула та.

- Как ты думаешь, чьё слово весомее: любимицы школы или девчонки, которая выше тройки никогда не получала?

   Со слезами на глазах девочка начала вылизывать заляпанную в грязи обувь.

   На уроках Ирочка умудрилась за один день получить четыре отличные оценки. Настроение было прекрасное, но напряжение понемногу нарастало. Благо на тот вечер уже была назначена встреча, да ещё и Светкин парень с другом обещали составить им компанию. Они иногда присоединялись к их шалостям. Ребята не пили и не курили, не хотели, чтобы что-то мешало им вдоволь насладиться избавлением городка от бродячих животных, разносящих по округе заразу.

    Они встретись у Светкиного подъезда и долго бродили по чужому району, пока парни не заметили у одного из подвалов спящего на земле мужика. Ошибки быть не могло – бомж. Пьяный, в грязной одежде, на лице щетина. Недалеко от дома была лесополоса, и парни потащили туда мужика. Он был настолько пьян, что даже не сопротивлялся, лишь что-то мычал себе под нос.

- Может, в этот раз поснимаем? – предложил Светкин парень.

- Я же уже говорила, никаких съёмок – это небезопасно! 

Спорить никто не стал.

Они пинали его ногами, куда придётся, разбили лицо так, что даже глаз не было видно. Треск костей говорил о сломанных рёбрах. От боли бомж начал приходить в себя. Сначала Ирочка лишь наблюдала, стоя в сторонке, но адреналин зашкаливал, металлический запах крови приятно щекотал ноздри. «Бомжи – это отбросы, от которых нужно очищать улицы, кто же это сделает, если не мы?!» - рассуждала она. Девочка подошла к мужику и ударом изящной ножки по лицу выбила ему несколько зубов, а потом уже не смогла остановиться. Парням даже пришлось её оттаскивать. Когда они уходили, мужик не дышал. А разве не этого они хотели? Одним уродом меньше.

   Ирочке стало лучше. Перед сном, она долго стояла на коленях, молясь своим покровителям. На следующий день вечером в их дверь позвонили. Гости к ним приходили редко, да и девочка никого не ждала, потому даже не вышла из своей комнаты. Это были двое мужчин.

- Здравствуйте! Ваша дочь дома? – осведомились они.

- Да. А что-то случилось? – забеспокоился её отец.

- Случилось. Мы можем войти?

- А кто вы собственно такие? – присоединилась к ним мать.

- Простите, забыли представиться. Старший лейтенант Рыжков, а это мой помощник.

Отец посторонился, давая им войти.

- Так, где ваша дочь?

- Она в своей комнате делает уроки. Проходите, пожалуйста, на кухню.

Ирочка решила выйти из комнаты, чтобы посмотреть, кто пришёл и, спрятавшись за дверью, прислушалась.

Милиционер достал из папки фото убитого бомжа и положил на стол. Мама ахнула.

- Сегодня утором в лесополосе был найден труп мужчины. Его опознала дочь. Он работал сварщиком на заводе, а несколько дней назад ушёл в запой.

- А какое к этому имеет отношение наша дочь?! – возмутилась мама.

- Несколько часов назад свидетель к нам принёс запись, сделанную на телефон. На ней видно как она вместе с компанией молодых людей забивает до смерти мужчину.

- Но это же был бомж! – не выдержала Ирочка, появившись в кухне с расширенными от паники глазами.

- Боюсь, что теперь вам не придётся сдавать в школе выпускные экзамены. Вас ожидают долгие годы вдали от семьи.

Мать завопила:

- Нет! Этого не может быть. Это ошибка! Отец, ну скажи хоть что-нибудь! Она ведь хорошая девочка!

 

 

ПРИВОРОТ

Рассказ

 

   По аллее шли двое. Он ступал молча, ссутулившись, она крутилась вокруг него, время от времени крепко прижимаясь, что-то рассказывала, увлечённо жестикулируя. В ответ он лишь снисходительно улыбался.

«Нет. Всё! Хватит! С этим надо что-то делать!» - подумала она дома, лёжа на диване. Света покрутила в руках визитку колдуньи, которую больше месяца назад навещала подруга. Взяв телефон, набрала номер.

- Алло, Татьяна? – уточнила она.

- Я.

- Мне нужна ваша помощь.

- Приходи завтра в девять. И фотографию не забудь взять. – Не успела она спросить, нужно ли ещё что-то, как в телефоне раздались короткие гудки.

Света лежала, уставившись в потолок, допив бутылку дешевого вина, наслаждаясь мыслью, что завтра Артур будет принадлежать ей.

     Ровно в девять она сидела на давно требующей ремонта маленькой кухоньке Татьяны, которая совсем не была похожа на колдунью. Обычная женщина, вот только глаза у неё были тёмные и пустые.

- Хорошо подумала? – переспросила Татьяна. – Приворот – грех!

-  Знаю и согласна.

- Давай фото, - вздохнула женщина.

Света протянула ей портрет Артура.

- А что, кроме фотографии больше ничего не надо?

- Нет. Придешь завтра. Всё будет сделано. Только деньги вперёд.

- Как? Вы не дадите мне ничего, что ему надо подлить?

- Милочка, мы его будем привораживать, а не убивать.

На этом разговор закончился. Она отдала колдунье все свои деньги. До зарплаты оставалось ещё две недели, но ради любви можно было и поголодать. Спустя день Артур, видя Свету, сиял, как стоваттная лампочка. Вился возле неё, старался угодить. Она знала, что это всё ненастоящее, но радовалась своей «победе».

    Через месяц у Светы на работе появился новый сотрудник, и она поняла, что её чувства к Артуру покрылись слоем пыли. А его ухаживания постепенно переросли в навязчивость. Она его прогоняла, а он возвращался «скуля» как пёс. Вот только новый сотрудник никак не желал проявлять привязанность, которую ей непременно хотелось увидеть. Он периодически заглядывался на других женщин, а Светку это бесило. После свидания с новой «жертвой» она в очередной раз хлопнула дверью перед носом Артура. Достав всё ту же визитку, набрала номер:

- Алло, Татьяна? Это Света.

- Что так быстро? Что-то случилось?

- Да. Я могу прийти завтра? Сделать отворот и свежий приворот… 

 



Кольцо А
Главная |  О союзе |  Руководство |  Визитная карточка |  Персоналии |  Новости |  Кольцо А |  Молодым авторам |  Открытая трибуна |  Видео |  Наши книги |  Премии |  Приемная комиссия |  Контакты
Яндекс.Метрика