Функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям
Союз Писателей Москвы  

Журнал «Кольцо А» № 68




Foto1

Елизавета ДЕЙК

Foto4

 

Родилась в Киеве. Окончила МЭИ (Московский энергетический институт), аспирантуру (по специальности «Теория передачи информации). Кандидат технических наук. Позже закончила ВЗНУИ (в 2000 г. – театральный факультет, в 2002 г. – факультет изобразительного искусства). Много лет преподавала в МИРЭА (теорию передачи информации), совмещая преподавание с работой редактора. Настоящее время – литературный редактор. Автор четырех сборников стихов («Пять тетрадок» – 1999 г., «Круг» – 2004 г., «Белая птица» – 2008 г., «Лимерики» – 2010 г.); имеет несколько десятков публикаций в журналах, альманахах и др. периодических изданиях, в том числе: в журнале «Юность», газете «Горцы», альманахах «Муза», «Истоки», «Меценат и мир», «Орфей» и др. Член Союза российских писателей. Живет в Москве.

 

 

ИЗ ЦИКЛА «ГДЕ-ТО ВДАЛИ…»

 

*  *  *

 

У колокольчиков лиловый перезвон.

Невнятно что-то шепчет добрый мятлик.

И брызги васильков во ржи, и мятный

Густой и пряный дух со всех сторон.

 

А там, за клевером – ромашек рой,

И льнянке снится вольный львиный зев.

Раздолье и пчеле, и стрекозе

(Увы, и оводу, само собой).

 

Но главное – полынь... Вернее, запах.

О, Господи – какие тут слова?

Вдохнуть – и чувствовать, что вновь жива,

И зло уже не держит в цепких лапах.

 

Мне в утешенье сельская дорога.

По ней всегда мой путь к самой себе.

Ну, вот и домик об одной трубе.

Все хорошо. И слава Богу.

 

 

*  *  *

 

Где-то вдали, вдали

Есть лоскуток земли.

 

И не сказать, чтоб рай

Тот приворотный край.

 

Жизнь коломная там,

Реки вина в уста.

 

Всё на погляд берут,

Кражу не чтут за труд.

 

Там, где века – леса,

Стонет земля, лыса.

 

Лось и лиса, косой

Гибнут под колесом.

 

Кромка – порубки скрыть.

Колкий репей да сныть.

 

Вывоз закончен весь,

Веси – сироты днесь.

 

Мне бы опять туда –

В поле да к двум прудам.

 

Ласточкино гнездо

Оберегает дом.

 

Росный блестит брильянт –

Россыпь их, где бурьян.

 

Там над простым стожком

Крест золотым стежком.

 

Узкое устье дня

Нежно пленит меня.

 

Мне бы от блоков-плит

На лоскуток земли.

 

Мне бы – чтоб дни текли

Где-то вдали, вдали…

 

 

МАЙСКИЕ СНЫ

 

Коммунальная кухня, чугунная печь о шести конфорках,

И в проеме на теплой стене – рыжина прусаков,

Над щербатой эмалью – латунное чудо комфорта,

Но ребенку до крана пока не достать – высоко.

 

Над столом тесной стайкой стаканы и рюмки – соседи в сборе,

Тетя Таня зачем-то тайком вытирает глаза,

И ребенок не может понять – то ли праздник, то ль горе, –

Голос в черной тарелке всем важное что-то сказал.

 

За победу, за счастье, за тех, кого нет, и за мир – враг сломлен!

Ты, Татьян, не реви, твой вернется, я знаю, поверь…

Им казалось, судьба обещает: восполню, восполню!

А ребенок спросил, много ль сахара будет теперь.

 

Дорогие мои, дорогие мои, я вас помню!

 

 

МЕТАМОРФОЗЫ

 

И я когда-то мотыльком была

И так же истово на свет летела,

И так же крыльев край бездумно жгла.

От жара раскаленного стекла

Болело тело.

 

Прапамять птицу в выси сберегла,

И никакого не было мне дела

До пропасти, где притаилась мгла, –

Ведь я тогда была летать вольна

Куда хотела.

 

Морская глубь всегда меня влекла.

Пятно вверху мерцало и желтело.

Я тайны океана стерегла.

Над нами резво пенилась волна

Белее мела.

 

Века ли, годы ль пронеслись стремглав,

Душа средь дальних звезд осиротела,

Вновь дольнюю судьбу взяла несмело.

В иную оболочку облеклась,

В иное тело.

 

И нет у этой череды предела.

 

 

НЕЖНОСТЬ

 

Прощанье означает нежность.

Что первым должно здесь назвать?

Перечисленье неизбежно:

К песчинке, по тропе небрежно

Перенесенной ветром вспять;

К тебе, мой любо-ненавистный,

Родной исчужа город-монстр

(Ни гулкий улей cosa nostra,

Ни смог, в котором тонут тени,

Ни сонм тревожных сновидений –

Не смогут запугать настолько,

Чтоб бросить все – и без оглядки…);

И к вам, мой старый сад и дом:

Вокруг трава, забор нестойкий,

В столе – черновиков тетрадки,

С ветвей кокетливых черешен,

Крылец заботливых скворечен

Видны приметы сильных гроз –

На крышах новые заплатки;

И к вам, село, деревня, хутор,

Попутно пройденным неспешно…

 

И может быть, еще к кому-то.

 

 

*  *  *

 

Сладко было расти полыни,

вот уже подорожник, спорыш внизу.

Весело к небу тянуться,

выше – от грязи, пыли.

Вёдро – со звездами говорить,

тучи – тут же, как  благо, встречать грозу.

Почему-то хотелось крыльев.

Вымахала – выше сиреневого репейника.

Иголок не было – или

порастеряла в стогах.

Долгов уже не отдать,

но можно выплатить пени

золотыми крошечными копейками.

Падкие на нектар пчелы –

Сторонкой, к осоту, цикорию, прочему

или пируют в поле

(если гречиха – особо).

Правду медовую

запечатывают в соты прочно.

А истина… в крови, в горечи.

 

 

*  *  *

 К.В.К. 

Букет составлю из кленовых листьев,

В их краски, очертания всмотрюсь.

Мне не уйти от беспокойной мысли:

Неразделимы красота и грусть.

 

 

*  *  *

 

Ветвями небо обхватив,

Забыть о злобных кознях молний

И под волнующий мотив

Лишь кажущейся вам безмолвной

Невидимой глубинной жизни

Всегда стараться вверх расти,

Корнями пить святые соки

Из щедрых заповедных недр,

А в декабре под гул рапсодий

Уснуть – и  льнущий к небу кедр

Увидеть на холме высоком…

Дождаться вновь весны, жить дальше,

И каждую – под клейким веком –

Зеленую зеницу ока

Уберегать от зла и фальши,

И никому не застить света…

 

 

*  *  *

 

Вывозят лес.

Железом искорежены дороги,

Входящие в зеленое пространство,

Как в масло – нож.

И длинные  «Далилы» вереницей

Спешат вершить насильственную стрижку.

Лесные жители глядят пугливо

На топоры и дисковые пилы:

Страшней пожара эти колесницы

С прицепами-платформами, куда

Укладывают стройные стволы

Казненных без свидетелей деревьев.

Вывозят Русь…

 

 

*  *  *

 

Мне вольно здесь: меня своей признали

Дороги сельские с полынною канвой,

Старухи строгие –  в глазах печали,

И дом из бревен – как ни странно, мой.

 

Всем звукам здесь – то яблоко об Землю,

То крики дергача по вечерам,

То журавлиный клик – не слухом внемлю –

Душой, влюбленной нежно в этот край.

 

За лоскуточки клеверной отавы

Все парковые прелести отдам

Парижей. Люди здесь пред Богом правы,

И с ближним все поделят пополам.

 

Погода, урожай да ломтик хлеба –

Простая мудрость – небо и земля.

И корни сердца – здесь, и где б ты ни был,

Сюда вернуться вновь они велят.

 

Эх, пить бы здесь целительное время

И, горечи осадка не страшась,

Спокойно ждать, когда душа созреет

Растаять дымкой – с миром, не спеша.

 

 

*  *  *

 

На пригорке – печальные крыши.

Ищут корм на полях журавли.

Мне здесь как-то отчетливей слышен

Гул словесного моря Земли.

 

Я люблю этот край. Мне понятны

Скромность робкой, негромкой красы,

Ожидания трепет невнятный

И вселенная в капле росы.

 

Здесь мне ястреб-красавец кругами

Обозначить пытался судьбу.

Молний ломкие линии пламя

Возжигали. И даже табун

 

Лошадей здесь – не сказка, и стадо

Можно встретить, спускаясь к реке.

Быть здесь, видеть все это – отрада…

Профиль кромки резной вдалеке;

 

Там вальяжные лапы раскинул

Барин-папоротник. Без тропы

Резкий дух кислоты муравьиной

В чащу ваши направит стопы.

 

Здесь покой. Здесь и небо иное.

Эх, вот так бы стоять и смотреть

С запрокинутою головою –

Я хотела бы так  умереть.

 

В молчаливый, загадочный Млечный

Горний дом – погружусь не спеша,

И, вбирая в себя бесконечность,

Благодарно оттает душа.



Кольцо А
Главная |  О союзе |  Руководство |  Персоналии |  Новости |  Кольцо А |  Молодым авторам |  Открытая трибуна |  Визитная карточка |  Наши книги |  Премии |  Приемная комиссия |  Контакты
Яндекс.Метрика