Функционирует при финансовой поддержке Министерства цифрового развития, связи и массовых коммуникаций Российской Федерации
Союз Писателей Москвы  

Журнал «Кольцо А» № 137




Татьяна РИЗДВЕНКО

Foto 1

 

Окончила «худграф» Московского педагогического университета. Была художником по росписи фарфора, преподавателем живописи, журналистом, копирайтером, руководила литературной студией для подростков в Доме Щепкина. Стихи, проза, рецензии печатались в журналах «Волга», «Знамя», «Дружба народов», Вестнике современного искусства «Цирк “Олимп”» и др. Автор четырех поэтических сборников. Живёт в Москве.

 

 

ИСТОРИЧЕСКОЕ В ЛИЧНОМ. О РОМАНЕ НИНЫ КОСМАН «ЦАРИЦА ИУДЕЙСКАЯ»

 

Нина Косман, «Царица иудейская»; пер. с англ. А. Милитарев. (М. : РИПОЛ классик. 2019. 318 с.)

 

Роман «Царица иудейская» написан на английском языке, впервые издан в Англии, под псевдонимом. В России книга вышла в конце 2019 г. в издательстве «Рипол-Классик», на русский язык роман перевел Александр Милитарев.

Про «Царицу иудейскую» Нины Косман будет написано еще много статей и исследований, – я так думаю. Cложно устроенный, распространяющийся в нескольких измерениях, загадочный и реалистичный, дозревающий в голове после прочтения, роман стоит того, как мало какая книга из «премиальных» списков.

«Царица иудейская» имеет два главных плана. Один – история любви молодой жительницы Нью-Йорка, еврейки, интеллектуалки, писательницы, и араба из Палестины, маляра-нелегала. Вторая линия – Хасмонейская хроника, повествование о событиях двухтысячелетней давности, о царствовании братьев Маккавеев, начиная со старшего, Иехуды, и их потомков.

Хроники наших дней также раздваиваются. Здесь каждый эпизод имеет две проекции, две точки зрения/ракурса: взгляд ее – Галии (в просторечии Гали) Козьмин, и его – Алехандро из Мексики, он же Аммар Агбарья из Палестины.

Хасмонейская хроника выходит из-под пера Гали, которая частями выкладывает ее в сеть; с такой же периодичностью текст появляется в романе. Эпизоды из жизни династии Маккавеев – не исторический роман, бытописующий эпоху, не исследование, и не попытка переосмыслить ушедшее. Скорей, это плод историко-мифологического наития: текст, по признанию героини, словно бы надиктовывает ей голос, звучащий у нее внутри.

«…и что я пишу “Хасмонейскую хронику” только потому, что некий голос у меня в голове мне ее как бы диктует. То есть некоторым образом не я пишу эту хронику, а она сама себя пишет».

Постепенно события, происходящие в Нью-Йорке наших дней, начинают сближаться, точней, рифмоваться с тем, что происходило две тысячи лет назад. Сближения эти – не сюжетные повороты, свойственные романной форме, а ненарочитый, будто бы сплетающийся сам собой узор, который соединяет современность и давно ушедшие дни, общую и частную судьбы. Нужно заметить, что Хроники написаны свежо, увлекательно, без этнографического занудства. Как призналась автор «Царицы иудейской» Нина Косман, текст Хасмонейской хроники приходил к ней так же, как к ее героине. Сверившись с источниками, писательница убеждалась, что все пришедшее соответствует историческим представлениям.

В фамилии героини – Козьмин – прослеживаются фонетические признаки Хасмонеев (Козьмин – Хасмон). Галия – потомок Хасмонеев? Царица Иудеи? А ее роман – не родовые ли, генеалогические изыскания, цель которых – сквозь толщу лет подтвердить принадлежность молодой американской еврейки к древнему царскому роду?

Романтически-романический бред, да?

Ничего подобного, версия вполне рабочая! Но верит в нее не сама Галя, для нее Хасмонейская хроника – мифотворчество, литература «о более глубоких истинах, чем эти твои «наши-ваши».

Верят – Алехандро и его «подстрекатель», Тайный Руководитель.

Заблуждение фанатиков может стоить героине жизни, поскольку территориальный и межэтнический конфликты никто не отменял, время ничто не списало. Кому удобнее поручить высокую миссию – устранить высоко занесшуюся в своих притязаниях писательницу-еврейку? Конечно же, арабу из Палестины, маляру-нелегалу, работающему в ее доме в составе ремонтной бригады.

Такие вводные имеются к моменту, когда между героями вспыхивает чувство. Строго говоря, влюбляется именно Галия – тонкая, впечатлительная, поэтическая натура, она артикулирует все происходящие в ней душевные движения. Для молчаливого Алехандро-Аммара такая расположенность к нему будущей жертвы является, с одной стороны, очевидным удобством (Галия ищет встреч и вне дома тоже, то есть подставляется). С другой стороны – искренние проявления чувства, крайняя, шокирующая для мусульманина открытость молодой женщины вкупе с ее привлекательностью делают свое дело.

«Она хорошая и добрая, но она не жила той жизнью, которой живу я. Она понятия не имеет, что такое быть нелегалом в этой стране – без документов, без защиты, и теперь, когда полиция уже тут, ее слова о том, что мне нечего бояться, – всего лишь благонамеренная чушь в устах человека, который не прошел через то, через что прошел я, и который ничего про это не знает».

Очень важно, что это сближение людей, для сближения не предназначенных (национальность, религия, культурная традиция + намечающееся убийство, мусульманский, с детьми, брак одного из фигурантов, его же нелегальное положение), написано автором поражающе тонко и, да, правдоподобно. Восторженность, непосредственность, тонкость Галии на грани представимого – они едва не раздражают. Ее действия и поступки, продиктованные желанием быть с любимым, да еще и проговоренные, – почти шокируют своей неприкрытостью и обнаженностью, притом мы понимаем, что это не экзальтированность, и не т.н. раскованность. Продирание охваченной чувством героини сквозь форпосты нелюдимости, замки религиозных запретов, рвы условностей (герои клиентка и работник) – это триллер чувств, где все на грани возможного. Кажется, кто-то вылетит на вираже, сорвется в пропасть. И все время ждешь крови, гадаешь, что победит – любовь или долг религиозного фанатика, помноженный на необходимость выживания (за устранение Гали обещана грин-карта).

Молчаливый нелегал, весьма неглупый, по-своему тонкий, загадочный той загадкой, которую интересно разгадывать, – прекрасно отличает влюбленность от похоти, или завоевательной прихоти свободной, раскованной западной женщины. Он оправдывает рвущуюся ему навстречу героиню. Отмечу, что история любви в романе Косман напрочь лишена эротического флера, она целомудренна, хрупка, и в этом есть огромное напряжение книги, ее магия. Сцена близости героев, показанная с двух точек, вообще, на мой взгляд, одна из сильнейших по воздействию, причем, повторюсь, эротического натурализма здесь никакого – только мучительная любовь, ломающая преграды и запреты. Радость соединения получает совершенно иной, неожиданный смысл и пафос, выходящий за рамки отношений двоих людей.

«...Только что здесь разворачивалась совсем другая битва, и вместо победы она принесла мир – не победу мне и поражение ей, а мир и радость, и прощение. Евреечка моя, говорю я нежно, положив голову ей на плечо, правую руку – ей под голову, а левую – на ее белый живот».

К концу романа нью-йоркская линия повествования напрягается, как при перетягивании каната, а затем расплетается открытым финалом. Героев выбрасывает из кокона чувств в социальную драму, в остросюжетное кино: пережитое нападение, больница, тюрьма, легализация нелегала, и вообще неясно, кто победит – бесплотная сила любви с ее упованиями, или безжалостно, неумолимо ворочающиеся маховики системы.

Бархатный узор Хасмонейской хроники – изнанка, подкладка, обратная сторона – показывает, что все обратимо, взаимосвязано, непрерывно; и две тысячи лет, разделяющие два пласта событий – чистая условность.

Роман Нины Косман – не просто увлекательное захватывающее чтение, он говорит о важных вещах. Бесстрашно, с блаженной легкостью затрагивает больные, даже мучительные темы, предлагает совершенно новую оптику. Уже несколько раз к «Царице иудейской» были применены слова «значимый, значительный». Соглашусь, и, не желая повторяться, обращусь к электронному словарю синонимов. Вот, бездушная машина не даст соврать.

Исторический, общезначимый, историчный, значащий, актуальный, важнейший, основной.

 

 



Кольцо А
Главная |  О союзе |  Руководство |  Персоналии |  Новости |  Кольцо А |  Молодым авторам |  Открытая трибуна |  Визитная карточка |  Наши книги |  Премии |  Приемная комиссия |  Контакты
Яндекс.Метрика