Функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям
Союз Писателей Москвы  

Журнал «Кольцо А» № 136




Александр ЕВСЮКОВ

Foto 2

 

Родился в 1982 г., выпускник Литинститута. Участник и руководитель труднических экспедиций на остров Анзер Соловецкого архипелага. Публиковался в журналах «Дружба народов», «Октябрь», «Наш современник», «День и ночь», «Кольцо А», «Роман-газета», «Нева», «Бельские просторы», «Зинзивер», Homo Legens и др.; сборниках прозы «Крымский сборник. Путешествие в память» (2014), «Крым. Я люблю тебя» (2015); «Литературной газете», «Литературной России», «Вечерней Москве». В 2017 вышла первая книга рассказов «Контур легенды».

 

 

ДОЛГИЙ ПУТЬ К ЗЕФИРОВОЙ ГОРЕ

 

Анна Маркина. Сиррекот, или Зефировая Гора. – М.: Стеклограф, 2019 – 100 с.

 

Представим, что вместе на одних книжных страницах сошлись бы персонажи ОБЭРИУтов и Антуана де Сент-Экзюпери, Александра Волкова и Пастернака. Близкие литературные родственники Маленького Принца  и Волшебника Изумрудного Города, доктора Живаго и Кольки Панкина из одноимённого рассказа. И всё это гармонично сочеталось бы с приметами современности. Скажете, такой книги быть не может? Однако она, безусловно, есть.

В прозаическом дебюте Анны Маркиной «Сиррекот или Зефировая Гора» рассказчица – молодая по возрасту, но уже «взрослая» по модели поведения девушка – постепенно осознает: она – несчастна. Причём несчастна без какой-либо уважительной причины. Просто потому, что вначале упорно пыталась подогнать свою творческую индивидуальность под общепринятые социальные стандарты, непременно стать «серьёзным человеком». Именно поэтому она и стала завтракать неизменной овсянкой, а чистить зубы исключительно щёткой на батарейках. «Мне никогда не нравились щётки на батарейках – будто в рот к тебе жужжащего шмеля запустили. Но у моих преуспевающих друзей, всех как на подбор, были такие щётки. Ещё у них были машины, телевизоры в каждой комнате, тренажёры, микроволновки и всякое такое. Мне тоже хотелось быть преуспевающей, как они, поэтому я купила себе жужжащую щётку и уже подумывала о втором телевизоре. И овсянка мне тоже не нравилась».

Но, как бы героиня-рассказчица ни стремилась казаться взрослой и состоявшейся, детская непосредственность пробивается сквозь все условности, как травинка сквозь асфальт. И вот девушка заворожено вспоминает, как в детстве собиралась стать «надевателем носков», а потом пробовала писать истории на ту же тему. Но истории эти в обыденном мире оказались никем не востребованы. Поэтому пришлось устроиться в офис, чтобы сочинять беспросветно стандартные тексты для поздравительных открыток.

И вот рутинная обыденность превращается для героини в неприветливую фантасмагорию с изрядным налётом абсурда. Фантасмагорию, в которой приходится подрезать себе крылья и исполнять распоряжения вечно всем недовольного начальника, как будто «жующего крысиные хвостики». Жизнь становится монотонной и тусклой.

Но однажды всё меняется – героиню окликает уличный художник. Он совершенно необычный для неё собеседник и явно увлечённый человек. За несколько кратких разговоров ему как будто невзначай удаётся вновь разбудить её интерес к творчеству. Художник за несколько купюр покупает сочинённый ею короткий рассказ, тем самым как бы совершая инициацию героини в «настоящего» покупаемого писателя, а затем уже сам начинает рассказывать для неё свои истории.

Кажется, что автор во вставных новеллах жонглирует не только разными героями, но и жанрами. Сначала это очень короткие сценки, а за ними следуют более сюжетные и драматичные истории (в том числе заглавная – о Зефировой Горе), которые без особого труда можно было бы развернуть в самостоятельные сказочные повести. Однако все они заметно тяготеют к философской притче, где непременно присутствует моральный урок, только не дидактический, а со-переживательный. 

Героиня начинает доверять Художнику и идёт к нему в гости, где знакомится с главным сказочным героем повести Сиррекотом, который питается только белыми африканскими цветами, зефиром или картошкой и, в качестве знака особого расположения разрешает друзьям сушить постиранное бельё на своих огромных усах. «А под одной из вишен лежал большой сиреневый зверь с жёлтыми полосками. Он был немного похож на аллигатора, но пушистого, с длинными крепкими усами и тёплым хвостом. Я вначале испугалась, а потом подумала, что начальник прав, когда спрашивал, всё ли в порядке у меня с головой».

Оказывается, что с головой у героини всё в порядке. У неё появились друзья, которым важен вовсе не статус в социуме, а сам человек с его открытостью, устремлениями и тонкой настройкой чувств. «Это здорово, когда человек перестаёт быть чужим. Иногда достаточно послушать его пять минут, или посмотреть с ним на бабочку, или сыграть в шахматы. А иногда недостаточно и всей жизни, чтобы преодолеть расстояние в одну историю, одну бабочку, одну партию в шахматы».

Каждая страница здесь согрета добротой и окрашена юмором (что замечательно подчёркивают красочные иллюстрации художника Александра Прокофьева), так что даже в минуты тревоги и грусти читатель не утеряет веры в будущее. А такие минуты тоже приходится пережить. И когда вечно голодные орлята готовы разорвать маленького Сиррекота в гнезде на краю скалы; и когда деревце отдаёт пещерному человеку свой самый последний листок; и когда дочитываешь «Историю о торговце и палочках», с комом в горле от непоправимой ошибки и от её необратимых последствий.

В финале повести герои должны расстаться с большим жёлто-сиреневым и мудро-дружелюбным зверем, но кроме воспоминаний у них (как и у читателей) остаются «истории в стихах, которые Сиррекот велел передать всем интересующимся» (как тут не провести параллель с романом Пастернака?). В «переданных» нам стихах оживают и обретают свой неповторимый голос повзрослевший удав и улыбчивый верблюд, застенчивая змея и прожорливый кальмар. Даже потерянные в колбасном отделе магазина усы, кажется, вот-вот заговорят! А кроме того этот раздел живо напоминает нам, что Анна Маркина – прекрасный поэт с точным ритмически-метафорическим ощущением мира и с самобытным обаянием стихотворчества:

 

«Но за год удав подурнел и иссох,

Какой из него, чёрт возьми, поясок?

Он личность! Не пояс там или браслет,

Да ведь у слонихи и талии нет!

 

И вот наш удав взбунтовался:

– Отбой.

Какое же счастье быть просто собой!»

 

Книга «Сиррекот» – волшебное напоминание о возвращении к себе настоящему; о том самом пути, который серьёзному, но давно замыленному взгляду взрослого может показаться ненужным и бесцельным. Но, думаю, подобный поспешный вывод означает только то, что чья-то Зефировая Гора еще впереди.

 



Кольцо А
Главная |  О союзе |  Руководство |  Персоналии |  Новости |  Кольцо А |  Молодым авторам |  Открытая трибуна |  Визитная карточка |  Наши книги |  Премии |  Приемная комиссия |  Контакты
Яндекс.Метрика