Функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям
Союз Писателей Москвы  

Журнал «Кольцо А» № 136




Foto 1

Мария ФРОЛОВСКАЯ

Foto 3

 

Окончила ГМК им.Гнесиных и Литературный институт им.Горького. Лауреат премии «Русские рифмы», фестиваля «Мцыри», финалист «ФилатовФеста». Печаталась в периодических изданиях. В журнале «Кольцо А» публикуется впервые. Живет в Москве.

 

 

ЦАРЕВНА КОШЕК

 

*  *  *

 

Жанна хотела сына.

Сорок лет и три года хотела сына.

Так больно хотела, так сильно,

молилась: Господи, помоги!

Тучи вверху бежали.

Волны внизу бежали.

И не было сына, не было сына Жанне.

Тысячи сыновей - и всё другим, а не ей.

 

Шли сыновья к другим.

Шли по воде круги.

Вода становилась льдом.

Снега заносили дом.

 

Раз, в декабре, постучался какой-то дед.

Съел её хлеб, узнал о её беде,

И сказал, что когда-то от праведников слыхал:

на Рождение солнца земля тиха и вода тиха.

И земля смыкается с небесами.

И вода смыкается с небесами,

и гуляют души лесами,

иди себе и спасай их.

Бери к себе синекожую, замёрзшую такую душу -

придёшь, в уголок положишь, у очага просушишь.

И будет тебе сын -

ничего, что немного синь,

что прозрачен чуть-чуть и ломок,

а всё же почти ребёнок.

 

Темень в лесу - хоть глаза выколи,

хоть наугад рукавицей шарь.

Жанна идёт себе, душу кликает,

и выходит к Жанне душа.

 

Она на салазки сажает сына,

идёт, дыхание его слушая,

и внезапно думает обессиленно:

А что расскажу я родне и мужу?

 

И живота не было,

и маяты - не было,

а родила - белого,

жутко, смертельно белого.

 

А сын за спиной вынимает дудочку,

начинает играть на дудочке,

А Жанна думает: "Я всё же дурочка,

Боже, какая дурочка!

Я с ним намучаюсь, так намучаюсь,

ведь с первого взгляда видать -

две ручонки тоненькие, как лучики,

а глазищи его - слюда,

а в глазах нелюдское, не наше что-то

бьётся, не то, что у всех:

огоньки, бегущие по болоту,

небеса зачёркивающий снег.

 

Что он такое, с чем я вообще связалась?

Разве он сын мне, разве я ему мать?"

За спиною дудочка молкнет и исчезает,

санки с горки подталкивает зима.

Эх, как помчались, весело полетели

санки пустые, корой намерзает лёд...

 

Жанна глядит, распахнутая, как метель,

и падает на колени. И не встаёт.

 

 

ЗИМНИЕ

 

Покрести по углам, чтобы мирно тебе спалось,

выставляй на порог творог и гречишный мёд.

А не хочешь уважить - придёт до тебя Мороз,

а не ровен час - и Снегурочку приведёт.

 

У седого Мороза кудрявая борода,

неприветливый взгляд, обмороженное лицо,

под ногами катается жемчуг, горит слюда,

под ногами скрипит, проламываясь, крыльцо.

 

Ох, и грозен Мороз! Да подход и к нему найдём:

любит водку Мороз, любит тёплые потроха.

Годовалую тёлку отдам - обойди мой дом!

трёхведёрную чарку налью - не твори греха!

 

И уйдёт Мороз-господин, если он один:

без проклятой Снегурки сговорчивей на дары.

А когда не один - всё живое в лес уходи,

забивайся в щель, не выглядывай из норы.

 

У Снегурки лицо бело и коса бела,

только губы алеют, как ягоды изо льда,

а глаза-то Настёны, что в Паводниках жила,

что отдали Морозу на прошлые холода.

 

Подойдёт и поманит, и ручкою поведёт,

и уйдут за Снегуркой и брат твой, и старший сын,

все оставят тебя. Ты уставишься на неё,

и запомнишь глаза, удивишься - какая синь!

 

 

Ты на младшего сына с тоскою глядишь, с бедой.

Ни словечка жене - онемел ли, сошёл с ума?

Небеса затянуло жемчугом и слюдой.

Для тебя никогда не заканчивается зима.

 

 

ЦАРЕВНА КОШЕК

 

У царевны тонкие пальцы, ночная пластика.

серые кошки волнами к царевне ластятся,

чёрные кошки, быстрые, как пунктиры,

четыре года кружат у её квартиры.

 

Маме сочувствуют родственники и прохожие:

вот ведь какая, ломкая, непохожая

ни на детей, ни на нас, ни на наших пращуров,

словно душа кикиморами утащена,

и теперь у тебя не дитя человечьей женщины -

небо лесное, на льду голубые трещины.

 

.У царевны есть дудочка и бубенчики.

Тётя в автобусе скажет: так вы не венчаны!

Вот, наверно, от этого, а может, и от прививок.

у царевны руки - тоненькие оливы,

и кошачьи приливы каждое новолуние.

Мама надеется: когда-нибудь я найду её,

где мою девочку прячут, где она прячется?

Серая тень раскачивается, раскачивается,

и напевает без звука, движеньем воздуха.

Звёзды прыгают с высоты,

на лету отращивают хвосты,

и с мяуканьем просят ласки и доброты.

...И опять становятся звёздами.

 

 

*  *  *

 

А белая собака-поводырь

совсем не разбирается в одежде:

она свою смущенную хозяйку,

зайдя в ТЦ, решительно ведёт

в бутик какой-то дамского белья,

хотя хозяйке требуются кеды,

такие, что почти не промокают,

ведь белая собака-поводырь

ведёт по лужам: обожает лужи.

 

Неведомым двутелым божеством

они вдвоём обходят магазины,

и мокрый бок зевающего пса

касается гипюра и атласа -

кусочков ткани, тщащихся прикрыть

убогую пластмассу манекенов.

 

Сложив покупки в розовый пакет,

идут домой, друг друга понимая

порою лучше, чем десятки прочих,

тех, кто с рожденья гордо обладает

двумя глазами и двумя ногами,

и мокрой белой шерстью не оброс.

 

 

СТАРИКИ

 

Чего-то хотели.

Слушали Роллингов и Битлов.

Ездили в Таллин.

Любили восточный Крым.

Звёздный рыбак вытряхивает улов,

этих двоих не трогает - до поры:

 

Странные люди, никак их не различишь,

души слежались, как убранные на дно

синее платье и мартовские лучи,

брюки в полоски и косточки домино.

 

Держатся за руки - чтобы не унесло:

старость не радость, а ветреная вода.

Небо тревожит невидимое весло,

светит над крышами слабенькая звезда.

 

Помнишь, как в детстве легко попадаешь в сон?

Только зажмурься, и вот ты уже в пути.

Звёздный рыбак покачивает блесной,

белая точка срывается и летит.

 

 

КОФЕЙНЯ

 

А в кондитерскую приходят за хлебом во вторую очередь,

в первую - за теплом.

Озираясь, пальто доверяют вешалке, с продавщицей заводят издалека

разговор, что лимонные были мягче, а пластинка миндальная так тонка,

с капучино порою срывало пену, и по аллеям яблоневым несло.

 

Я училась тогда за углом - вы помните? Но не Вы здесь работали, нет, не Вы,

круассаном и штруделем пахли вторники, пирогами с малиною - четверги,

А за окнами виделся белый парусник, лебеди, взлетающие с Невы,

и какой-то глухой переулок с башнями, где грифоны выписывают круги.

 

А сейчас за окошком туман и сумерки - это что-то со мною произошло,

или с целой вселенной, с кирпичным городом, с парусами, что дыбятся и звенят?

Сладко пахнет корицей, печёным яблоком, тихим и загадочным ремеслом,

и девчонка за столиком машет лебедю и грифонам, невидимым для меня.

 



Кольцо А
Главная |  О союзе |  Руководство |  Персоналии |  Новости |  Кольцо А |  Молодым авторам |  Открытая трибуна |  Визитная карточка |  Наши книги |  Премии |  Приемная комиссия |  Контакты
Яндекс.Метрика