Функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям
Союз Писателей Москвы  

Журнал «Кольцо А» № 127




Foto 2

Иван ШИПНИГОВ

Foto 9

 

Родился в Иркутской области в 1987 г. Окончил филфак МГУ. Публиковал рассказы и повести в разных интернет-изданиях. Автор сборника «Нефть, метель и другие веселые боги» (2016).

 

 

В МАКДОНАЛЬДСЕ

Рассказ

 

– Вот так заливаешь. Вот так трешь. Опять заливаешь. И опять трешь. Понял? Заливай. Три. Заливай. Три. Баймурат, ты тупой?

– Нина, я заливай-тру, заливай-тру. Что не так!

– А дома у себя ты так же чистишь?

– Дома нет унитаз!

– Дома, где ты живешь здесь в Москве. С кем ты живешь здесь в Москве? Кто у вас убирает? Как вы там дежурите? У вас график дежурства есть? Как у нас здесь висит, такой же дома есть? Нет – сделайте. Сколько вас живет? Семером живете? А кто у вас убирает? Теймураз? Семь взрослых лбов, а убирает один Теймураз? И как он убирает, чисто? Дома-то ты садишься голой попой на унитаз? Без сиденья?  Не боишься? А здесь сядешь? Садись. Без сиденья.

– Нина, как садись без сиденья…

– Баймурат, не зли меня. Поднимай и садись, говорю. Боишься? Или садись, или чисти как следует. Как дома. Как для себя. Теймураз тут за тебя не уберет. Взрослый лоб. За что зарплату получаешь. Или садись. Или чисти. Заливаешь. Трешь. Заливаешь. Трешь. Давай.

Баймурат, вот ты думаешь, мне легко?

– Не легко, Нина, не думаю…

– Три давай. Тебя не спрашивают. А мне знаешь как нелегко. Думаешь, я о такой жизни мечтала?

– Ты же менеджер ресторана, Нина. Это значит, все тебя слушаются. Я о такой жизни мечтаю.

– Баймурат, вот я и спрашиваю: ты тупой? Мечтает он! Ты бы лучше чистил, чем мечтал.

Как будто я об этом мечтала. Сидеть здесь с тобой в сортире. Над душой у тебя. Прятаться ото всех. Ты понимаешь? Эта скотина так и не позвонила. Он просто забыл про наш юбилей. Сорок лет скоро. И двадцать из них мы живем вместе.

– С кем сорок лет живешь вместе?

– … Сорок лет тетке, двадцать замужем, а она сидит, в сортире прячется. Менеджер ресторана. Чтоб не заплакать как дура при всех. Одна сижу. Ну, в смысле с тобой сижу. В этот день он мне предложение сделал. А сегодня с утра ничего не сказал. И за весь день так и не позвонил.

– Ай, Нина, что сразу не сказала, что предложение сделал! Праздник надо!

– Да будет потом «праздник», после смены. В отделе кадров же знают. Соберутся. Песню дебильную споют.

– Светлана Николаевна директор очень хорошо песню дебильную поет! Красивый голос поет!

– А я сижу тут с тобой в сортире.

– Почему муж Нину не поздравлял?

– Потому что скотина. Потому что детей хотел он, а сидела с ними чуть ли не до школы я. Потому что он бизнес свой компьютерный строил, а я «вела дом». А чего с ними надо было сидеть? Чего этот дом надо было «вести»? Развалился бы он, что ли, если его не вести?

Потому что когда мама его болела, сидела с ней опять же я. Потому что он в Корее в командировке своей компьютерной был. И когда мама его умерла, хоронила ее тоже я. Потому что он не успевал прилететь. А потом его бизнес компьютерный накрылся, и он полгода бухал и оправлялся от травмы, видите ли. И на работу за 40 тысяч он пойти, видите ли, не мог, потому что он ведь биз-нес-мен!! У него другие го-ри-зон-ты!!! А кормить всех должна была я.

И теперь он наконец-то оправился от травмы, перестал бухать и изучает новые рынки. Не хочет отставать от трендов. У него стартап мобильного приложения. Баймурат, ты слышишь? Стартап!

– Слышу, Нина. Стартап...

– А мне сорок лет, и я просто тетка. Тетка в сраной макдаковской униформе. И какой следующий шаг, Баймурат?

– Опять заливай-три?

– А следующий шаг, Баймурат, такой. Он находит себе новую двадцатилетнюю девку. И уезжает с ней в закат. А я остаюсь одна. С тобой. В сортире.

– В сортире плохо, Нина…

– Так! Баймурат. Если. Хоть кто-нибудь. Узнает, что я тебе здесь говорила. Ты у меня вылетишь. Понял?

– Понял.

– Все, собралась. Пошла в зал. А ты заливаешь. И трешь.

– Так вылетишь или заливай-трешь?

– Как дома чтобы. Чтобы голой попой. Приду проверю. Пошла в зал.

– Теймураз, ну как ты моешь? Кто тебя учил так пол мыть? Дома ты так же моешь – грязь размазал, и до свидания?

– Дома нет пол, Нина…

– Теймураз, не зли меня. Что значит – дома нет пол, Нина? По воздуху вы там, что ли, ходите? Или не моете никогда? Привык, как товарищ твой, Баймурат: пусть все грязью зарастет, главное, чтобы Нина не видела? Где ты живешь здесь в Москве? Сколько вас живет, семеро? Кто у вас пол моет? Файзулла? Семь взрослых лбов, а моет один Файзулла? Ну ты не видишь – гости стоят? Ну куда ты им тыкаешь шваброй под ноги? Теймураз, ну ты сам представь, что пришел ты поесть, а в тебя шваброй тыкают?

– Я не хожу поесть, Нина…

– Что значит – ты не ходишь есть? Солнцем ты, что ли, питаешься? Так здесь, Теймураз, не Душанбе. Здесь Москва. Здесь нет солнца.

– Макдональдс вредно есть Нина…

– Тебя не спрашивают. Так, показываю один раз. Для тупых. Намочил. Отжал. Протер. Намочил. Отжал. Протер. Давай сам. Приду проверю. Ну не тыкай ты в них! Не тыкай! Намочил. Отжал. Протер. Все. Пошла на кухню. Приду проверю.

– Файзулла, ну как ты чистишь? Кто так плиту чистит? Файзулла, не зли меня. Что – «дома нет плита Нина»?

– Дома есть плита, Нина…

– Ну неужели! Дома есть плита Нина. Здесь, в Москве, где ты живешь, или совсем дома?

– Здесь в Москве, и совсем дома… Две плиты есть, Нина…

– Две плиты!!! А ты с одной справиться не можешь! Значит, показываю в последний раз, для самых тупых. Приподнял. Посыпал. Смыл. Приподнял. Посыпал. Смыл. Взрослый лоб. Две плиты. За что зарплату получаешь. Как товарищи твои, Баймурат с Теймуразом: пусть грязью зарастет! Главное, чтобы Нина не ругалась! Давай. Приподнял. Посыпал. Смыл. Пошла в зал. Приду проверю. 

– Баймурат, ну что ты выперся? Ну куда ты выперся? Ты вычистил все? Чтобы голой попой? Пойду проверю. А ты, Теймураз, давай, как я учила: намочил. Отжал. Протер. Тебя тоже приду проверю. И Файзуллу потом приду проверю. Всех вас проверять надо. Грязью зарастете. Взрослые лбы. Баймурат, ты вычистил?

– Нина, ты телефон в сортире забыла! Звонил какой-то Саша, я трубку взял, а там в трубке музыка, и свечки, и шампанское газировка, и голос, голос очень красивый дебильную песню поет, как Светлана Николаевна директор. Только это не Светлана Николаевна директор голос был, а мужской какой-то, Саша. Но тоже очень красивый.

– Где телефон мой?!

– Телефон в сортире положил, чтобы не взял никто.

– Баймурат, иди на кухню быстро! Чтобы я тебя здесь больше не видела!

«Как сбежавшая из плена дракона невеста-красавица, рванулась Нина в сортир, чтобы услышать голос своего жениха-богатыря и соединиться с ним навек. А я, получается, птица Симург, которая помогла разлученным влюбленным вновь слить свои души в одно золотистое облако над самой высокой горной грядой Таджикистана.

В телефоне Нины ее муж так и записан – «Саша Скотина». А дальше нужно было отправить ему лишь несколько слов о любви, которая движется в сторону захода солнца. Написать это поэтическое послание, напоминающее об уходящем чувстве, мне помогли мои друзья, Теймураз и Файзулла. Файзулла – пока Нина была в зале, Теймураз – когда Нина уходила на кухню. И сегодняшнюю самую длинную ночь в году Нина и Саша проведут на бескрайнем бриллиантовом дастархоне.

Всю красоту и мудрость притчи о птице Симург, богатыре, красавице и драконе невозможно передать на других языках, особенно на таком неблагозвучном и грубом, как русский...»

 



Кольцо А
Главная |  О союзе |  Руководство |  Персоналии |  Новости |  Кольцо А |  Молодым авторам |  Открытая трибуна |  Визитная карточка |  Наши книги |  Премии |  Приемная комиссия |  Контакты
Яндекс.Метрика