Функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям
Союз Писателей Москвы  

Журнал «Кольцо А» № 124




Foto 2

Анастасия БУРДИНА

Foto 2

 

Родилась и выросла в Татарстане, окончила Литературный институт им. Горького (семинар прозы А.Е. Рекемчука) и аспирантуру при нем, работала редактором в журнале для директоров школ, в настоящее время – фрилансер. Живет в Москве. Публикуется впервые. Участник семинара прозы Совещания молодых писателей СПМ.

 

 

САОШЬЯНТ

Рассказ

 

Двадцать лет назад в парке неподалеку от Олиного дома нашли первый орех человекообразный или саошьянт, как их потом начали называть. Сама она тогда была совсем маленькой девочкой и, конечно, ее никто не пустил посмотреть. Но единственным появлением орехи человекообразные не ограничились, поэтому Оля видела их уже достаточно. Внешне орехи человекообразные было не отличить один от другого. Все они – прекрасные обнаженные зеленоволосые мужчины с великолепным телосложением. Идеальные лица, идеальные фигуры, идеальное всё.

Первые орехи человекообразные подвергались тщательнейшему изучению в правительственных лабораториях (в некоторых странах, где их права не признаны, это происходит до сих пор). В лабораторных условиях и было установлено, что ближайшими родственниками этих человекоподобных растений являются грецкие орехи, из-за чего данный вид и получил свое название, Орех человекообразный (Nucisanthropoid).

В лабораторных условиях было установлено еще одно любопытное свойство орехов человекообразных. При отсутствии солнечного света они совершенно спокойно начинали питаться, как люди. Менялся характер обменных процессов, внешность орехов человекообразных, они становились всё более похожими на людей. Вскоре из-за этого подобные лабораторные испытания были запрещены, а подопытные утилизированы.

Ежегодно в разных уголках планеты регистрировали около тысячи случаев обнаружения ореха человекообразного. Сначала журналисты писали о людях-растениях, бунтующей планете, человечестве, незаслуженно попирающем своих зеленых братьев, а потом одно издание остроумно сопоставило орех человекообразный с антихристом. Чуть позже другое издание, напротив, сравнило орех человекообразный с саошьянтом, зороастрийским спасителем, последним шансом человечества победить зло и обрести вечное блаженство. Это название и получило наибольшее распространение в связи с одним любопытным обстоятельством.

Буквально спустя год после первого появления стали поступать первые сигналы о случаях приручения саошьянта. Поначалу это происходило в странах, где из-за войн или по другим причинам не хватало мужчин. Женщины просто находили зеленого мужчину и приводили домой (хоть что-то!), через какое-то время саошьянт становился всё более похожим на человека. Эксперимент по превращению саошьянта в человека был доведен до логического конца: саошьянты в полной мере становились людьми даже на клеточном уровне. При этом их внешность менялась таким образом, чтобы максимально соответствовать вкусам хозяйки, это отмечали и отмечают все женщины, которым удалось приручить саошьянта.

Даже поведение одомашненных саошьянтов уже можно было признать вполне человеческим. Они становились примерными семьянинами, начинали говорить, считать, читать, проходили какие-нибудь курсы и устраивались на работу, заводили друзей, хобби. При этом, как показали многочисленные опросы, особенности психики одомашненных особей также определяли предпочтения хозяйки. Стал очевиден факт: для полного преображения саошьянта была необходима хозяйка, которая занялась бы его воспитанием. Правда, после преображения саошьянты, хотя и обретали способность говорить, никаких сведений о своем существовании до встречи с хозяйкой предоставить не могли (или не желали).

Что удивительно, дети от таких браков были вполне себе людьми. Даже больше чем людьми: они отличались отменным здоровьем, опережали своих сверстников по всем показателям, в том числе по эмоциональному развитию. Несмотря на определенные трудности в социализации, с которыми неизбежно сталкивались потомки саошьянтов, за все время было зафиксировано лишь три случая злоупотребления гибридом алкогольными и наркотическими веществами. Второе поколение (во всяком случае, его первые представители) также ничем не отличались от человеческих детенышей.

Во всех странах к подобному межвидовому сожительству относились по-разному (правда, нигде сами саошьянты не были признаны полностью дееспособными гражданами). Здесь, в стране, где состоялся первый контакт, очеловеченные саошьянты и их потомки юридически были полностью дееспособны. Такая ситуация сложилась благодаря демографическому кризису, который правительство планировало преодолеть с помощью саошьянтов. Тогда в проправительственных СМИ стало регулярно мелькать: саошьянты– спасители для бедных наших женщин: мужчин катастрофически не хватает, а вот они – прекрасные, покорные, лепи что хочешь! А дети-то какие...

Разумеется, орехи человекообразные были желанными кандидатами в мужья для многих женщин. Не было выявлено ни одного факта неудачного приручения, за исключением тех случаев, когда саошьянт утрачивал связь с хозяйкой на длительный срок: в этом случае особь погибала в течение недели. Если девушка пропадала без вести, то саошьянт пропадал вместе с ней. Желтая пресса, конечно, до сих пор пытается сделать из этого сенсацию, но ученые в лабораторных условиях доказали, что саошьянт чувствует связь с хозяйкой на расстоянии, и если она, например, убита, то орех человекообразный, если он не был полностью очеловечен, также умирает. А так как они разлагаются буквально в течение получаса, то вполне закономерно, что девушки и саошьянты пропадают одновременно.

Никакой угрозы для рода человеческого, исходящей от орехов человекообразных, выявлено не было, поэтому интерес к ним начинал постепенно падать, но всё Олино детство, всю ее юность только о них и было разговоров. Она влюбилась в Саошьянта еще в детстве (все знакомые девочки влюбились, но Оля сильнее всех). Он был так непохож на этих мальчишек во дворе, вечно грязных, орущих. Такой царственный, такой молчаливый... Мальчишки, с которыми она играла во дворе, росли – и становились всё более невыносимыми. Личная жизнь катастрофически не складывались. В какое сравнение они могли идти с саошьянтами?.. Но теперь, спустя двадцать лет, целыми днями искать в лесных массивах своего принца-ореха – не глупость ли? Поэтому Оля просто гуляла в парке.

Она гуляла каждое воскресенье, с девяти утра до девяти вечера, и уже не помнила, как давно это вошло в привычку. Ни один саошьянт ей не встретился. Не считая пары придурков с крашеными волосами, которые прямо так и представились: «Саошьянт, очень приятно!» О том, что дикие саошьянты не разговаривают, они не очень думали, и, надо сказать, весьма переоценивали свое внешнее сходство с саошьянтами. От одного такого, с пивным пузом, Оля еле сбежала...

Но Оля не сдавалась. Она всегда зорко следила за окрестностями: не мелькнет ли между деревьями человеческий силуэт? Но, несмотря на всю Олину концентрацию, долгожданный приз вновь достался не ей...

– Саошьянт! – раздался пронзительный девичий визг. Оля бросилась на крик сквозь ветки и кусты и... врезалась прямо в саошьянта. Живой античный бог, он настоящий, неужели он настоящий?! Не веря своему счастью, Оля схватила саошьянта за руку.

– Это мой саошьянт, я его первая увидела! – девчонка, на чей крик прибежала Оля, мгновенно вцепилась во вторую руку саошьянта.

– Но я первая взяла его за руку. Теперь он мой!

Саошьянт без особого интереса переводил взгляд с Оли на девчонку: просто реагировал на внешние раздражители.

– По закону, кто первый увидел... – девчонка потянула саошьянта на себя.

– Так давайте позовем полицию! А тебе восемнадцать-то есть, чтобы саошьянта одомашнивать?

Девчонка угрюмо отпустила руку, Оля решила давить до конца:

– Наверняка еще школу не закончила, а туда же, голых мужиков по паркам искать…

– Ну и подавись! Кому ты еще нужна кроме растения? – прошипела девчонка и нырнула в кусты.

Но Оле было все равно. Не веря своему счастью, она достала из спортивной сумки брюки и начала одевать своего саошьянта. Откуда бы ни приходили саошьянты, одежды там не было. Поэтому, если надеешься встретить саошьянта, можно и поносить с собой лишний комплект мужской одежды. А то выпишут штраф за нарушение общественного спокойствия. Еще саошьянта нужно зарегистрировать не позднее, чем через три дня после обнаружения, заплатить госпошлину (государственная собственность всё же), а то снова оштрафуют, могут даже конфисковать. Но это можно сделать и завтра.

– Представляешь, ходят такие подростки, девочки... Раньше щеночков домой таскали, а теперь… Я и то в детстве понимала, что вы не домашние животные, а люди. То есть… почти люди, – Оля посмотрела на саошьянта. Он безмятежно глядел в пустоту, словно речь шла не о нем. Он не понял ни слова.

Оля привела саошьянта домой, закрыла дверь в квартиру на ключ. Она положила ладони ему на плечи, заглянула в глаза. Смотреть в его глаза– как смотреть на небо сквозь ветки деревьев в солнечный день. Оля коснулась губами губ саошьянта. Он никак не отреагировал.

– Ничего. Потом. Конечно. Вам всем нужно время стать людьми…

На интернет-форумах советовали как можно чаще разговаривать с саошьянтами. Их, как детей, нужно учить вести себя по-человечески.

– Ты, наверное, голоден?

Оля привела саошьянта на кухню, усадила на стул, положила салат себе и ему.

– Можно, я буду звать тебя Артемом? Мне всегда было интересно, Артем, а вы выходите к какой-то конкретной женщине. Или вам все равно? Может, ты шел к этой девочке?.. Прости. Я же сама шла просто к саошьянту, не именно к тебе. Я... я даже не знаю, отличила ли бы тебя от другого такого. А вы друг друга отличаете?

Саошьянт молчал. Оля заглянула в его глаза. Она сидит на яблоне и сквозь листву смотрит на солнце. Когда он станет человеком, это исчезнет из его глаз... Интересно, что думали первые женщины, приручившие саошьянтов, когда они очеловечивались и это все пропадало? Саошьянт был совсем не похож на людей. Было странно и неприятно думать, что он будет ходить в растянутых трениках, смотреть футбол, ругать правительство… Но если он останется собой, то не сможет жить с ней.

Оля насадила помидор на вилку и протянула саошьянту. Он никак не отреагировал.

– Ну да, ты только что с улицы, тебе нужно проголодаться. Знаешь что? Есть салат тебе не идет. Это почти каннибализм, правда? Завтра я куплю тебе мяса.

Ему было все равно.

Говорят, что саошьянты пытаются заговорить в первую неделю приручения. Оля это знала, но не думала, что это будет так безнадежно. Как со стеной разговаривать. Она начала пытаться как-то поймать его взгляд, сделать так, чтобы он почувствовал всё то, что чувствует она: страх, неуверенность и огромное желание быть с ним таким, какой он есть сейчас. В какой-то момент она поймала его взгляд и почти услышала: «Пойдем гулять». Конечно, он ничего не говорил, Оля сама не знала, как это поняла.

Оля так спешила, что забыла убрать салат в холодильник. Она схватила саошьянта за руку и едва не побежала в парк. Это было его желание, он уже отвечает ей! Отвечает как саошьянт, не как человек!

Она сама не заметила, как привела саошьянта на ту поляну, где нашла его. На улице уже было темно. Саошьянт отпустил ее руку.

– Почему? Ты хочешь, чтобы я ушла? Ты ждешь другую?

Оля потянула его назад, в сторону дома, но он стоял как вкопанный. Как сдвинуть с места здорового мужика, если он не хочет идти за тобой? Никак. Просто он пришел не к ней. Оля пыталась заглянуть ему в глаза, но было темно, она с трудом могла даже различить его лицо. Оля села у его ног и начала плакать. Она почувствовала, как саошьянт медленно отходит от нее, и вцепилась в его ногу. Стало светлее. Фонарь? Оля вытерла слезы и поняла, что это сияют глаза саошьянта, так ярко, будто уже наступил день. Оля поднялась с земли. Он взял ее за руку и повел вглубь парка. Она послушно шла за ним.

Она и не знала, что в их парке есть такие густые заросли. Хотя раньше ей казалось, что она исходила его вдоль и поперек. Она хотела повернуть голову, чтобы осмотреться, но не могла оторвать от него взгляд. Ветки не мешали им, наоборот, они отклонялись в сторону, стоило только подойти.

Пройдя заросли насквозь, они оказались на солнечной поляне, окруженной огромными деревьями. Одни деревья просто цвели, на других уже зрели плоды. Сквозь кожуру просвечивали контуры тел. Были совсем маленькие плоды, еще младенцы, были более зрелые, уже мальчики, а были почти созревшие саошьянты.

Она понимала, что это должно ее удивить или даже напугать. Но она ничего не чувствовала: даже если бы эти деревья сейчас напали на нее, она бы не попыталась бежать. Оля сделала попытку повернуть назад.

– Мне надо домой. Салат же испортится, – сказала она, но продолжила идти за саошьянтом.

Они остановились на краю поляны, в месте, свободном от других деревьев. Она обняла его. Не осталось больше ничего, только безмятежное небо, на которое она смотрела сквозь густую листву.

На поляне появилось еще одно дерево с белоснежными цветами.

 



Кольцо А
Главная |  О союзе |  Руководство |  Персоналии |  Новости |  Кольцо А |  Молодым авторам |  Открытая трибуна |  Визитная карточка |  Наши книги |  Премии |  Приемная комиссия |  Контакты
Яндекс.Метрика