Функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям
Союз Писателей Москвы  

Журнал «Кольцо А» № 124




Foto 1

 

Алексей КОМАРЕВЦЕВ

Foto 8

 

Родился в 1988 г. По образованию – культуролог. В журнале «Кольцо А» публикуется впервые.

 

 

ТАКАЯ ЗАРИСОВКА...

 

*  *  *

 

Без паники! Обходим эту лужу. 

Пускай вот так – немного по кривой. 

Здесь улица была, но стала уже – 

остался перешеек небольшой. 

 

Я пропустил вперед пенсионеров, 

потом подружек слаженный квартет 

и женщину с коробкою эклеров, 

а школьник пропустил меня в ответ. 

 

И я, когда ступил на новый берег, 

с толпою слился, путь продолжил свой. 

Мелькнули где-то Крузенштерн и Беринг

и молча покачали головой.

 

 

СЕРИАЛ

 

Ирина, в меру симпатичный гид, 

в подъезде обронила документы, 

но тут возник Максим, работник МИД –

поднял бумаги, понял суть момента.

 

И вмиг любовь свела их навсегда, 

пока Максим не отбыл на Багамы. 

Антон ей встретился как раз тогда. 

Она твердила, что он самый-самый, 

 

пока не появился Николай, 

красавец - адвокат с улыбкой Бонда, 

но он уехал вскоре за Алтай, 

а тут Максим вернулся из Торонто, 

 

и предложил Ирине ехать с ним 

в Париж, не зная, что начнется драма 

на взлетном поле: крикнула: «Максим!» 

его жена. И началась реклама.

 

 

*  *  *

 

Король подмостков, Англии кумир – 

его, конечно, не существовало. 

Был кто угодно, только не Шекспир – 

был некий сэр, был конюх с сеновала, 

 

священник, повар, парочка вельмож. 

Был булочник, учитель фехтованья. 

И всем им было видеть невтерпеж 

достоинство, что просит подаянья. 

 

И все ходили дружною гурьбой 

под крики «Браво!» из открытых окон. 

Один был занят рифмами, другой 

метафоры придумывал с наскока, 

 

концовку кто-то третий сочинял, 

четвертый добавлял героям сложность. 

А вы – про вдохновенье, про аврал, 

про дивные миры, про невозможность.

 

 

*  *  *

 

У женщины в пакете есть морковка - 

я выхватил ее без лишних слов. 

На этом все. Такая зарисовка. 

Короткий стих, который не готов. 

 

Не нужно это принимать серьезно, 

кричать: «Держите вора! Караул!». 

Я взял морковку только переносно, 

поставил в текст и сразу же вернул. 

 

Пытался что-то рифмовать с «любовью», 

решил, что «кровь» и «вновь» не подойдут, 

и вот возникла женщина с морковью, 

и я походкой тигра тут как тут.

 

 

*  *  *

 

Эта бабушка с тросточкой-палкой 

с банкоматом про жизнь говорит, 

и ему ни банкноты не жалко, 

ни «спасибо» сказать за визит, 

 

ведь когда еще будут беседы 

вот такие, как прямо сейчас, 

чтоб хотелось камина и пледа, 

и расширить словарный запас, 

 

строить фразы легко и красиво. 

А пока, если этого нет, 

он ей скажет хотя бы «спасибо» 

и услышит «спасибо» в ответ.

 

 

*  *  *

 

По улочкам не очень знаменитым, 

вдоль портиков и чудных балюстрад 

стекаются болельщики Зенита 

к «Петровскому» и матом говорят. 

 

Решительность читается на лицах – 

то кулаком помашут, то шарфом, 

ведь махач, как и матч – он состоится 

и в дождь, и в град – в любой погодный фон. 

 

Опять сомкнутся бурные шеренги. 

Опять на спартачей пойдет навал. 

И если б это было при Кваренги, 

он стройку бы оставил и сбежал.

 

 

*  *  *

 

Был перекур. Мы обсуждали Пруста. 

К нам воробьи пристроились как раз. 

И вместе с ними птичка. «Трясогузка» – 

заметил невзначай один из нас. 

 

Смешно звучит, хотя не видно, чтобы 

трясло ее – весь вид невозмутим. 

Она спокойно слушает. Еще бы! 

Мы, видимо, нечасто с ней стоим. 

 

Она могла бы сесть на верхотуру. 

Хватает и заборчиков, и пней. 

Но нет же – ей важна литература. 

И в этом смысле мы согласны с ней.

 



Кольцо А
Главная |  О союзе |  Руководство |  Персоналии |  Новости |  Кольцо А |  Молодым авторам |  Открытая трибуна |  Визитная карточка |  Наши книги |  Премии |  Приемная комиссия |  Контакты
Яндекс.Метрика