Функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям
Союз Писателей Москвы  

Журнал «Кольцо А» № 55




Foto_1

Светлана НЕЧАЙ

Foto_1

 

Окончила Рязанский Государственный Педагогический институт. Стихи и проза публикуются в рязанской областной и центральной печати. В 1989 года – участница и стипендиат Всесоюзного Совещания молодых писателей. Автор двух книг прозы. Рассказы публиковались в альманахе «Нестоличная литература», журналах «Гуманитарный архив», «Кольцо А», стихи – в литературном журнале «Контрабанда». В журнале «День и ночь» опубликована повесть «Дети арабов».  

              С 2007-го член Союза Российских писателей.

 

 

ЕГИПЕТСКОЕ  УБИЙСТВО

Рассказ

 

            «Слава тебе, Осирис, владыка вечности, царь Та-Кемет и народов моря! Да будут повергнуты великой силой враги и замышляющие зло, и да пребудет с нами твое сияние!

            Соберись с силами, о Херупти, ибо приблизился час твоего последнего испытания. Служители храма оставят тебя, сила Секера и Пта оставит тебя, и ты погрузишься во тьму Аменти. В течение многих лет ты получал необходимые наставления. Ты изучал науку священных чисел, характер, силу и качества всего сущего под луной. Ты знаешь свойства элементов и их состав, целебную силу минералов и растений. Ты можешь предсказывать будущее по знамениям и звездам, сообщаться с высокими  силами и склонять их к содействию, используя могущество хекау. Ты можешь создавать людей и животных из призрачного Менх, и они подчиняются тебе. Ты можешь вызывать видения и страхи, и помрачать умы, по градусу владыки восходящего знака узнавать отпущенное человеку и обнаруживать на звездном диске его уязвимое место, чтобы поразить врага огненной стрелой своего искусства. Итак, ты полностью готов к испытаниям. Если же, вопреки моим надеждам, не сумеешь вернуться из областей Аменти, укрепи свое сердце и обратись с молитвой к великому Хонсу, да встанет на развилке и да направит твой путь к миру живых. Остерегайся воздушных нападений. Остерегайся войти в другое тело, ибо весь твой состав будет загрязнен этим, и ты не избежишь смерти. Прочертив, как молния, путь вниз, ты сможешь освободить одного или двух, но не более шести служителей Апофа, если найдешь их очистившимися. Твое сердце узнает их, ибо вы были связаны в течение многих воплощений. Будь осмотрителен, Херупти. По возвращении тебе будет дано Слово и нож для священнодействий. Да пребудет с тобой сила Осириса, которому ты посвящен от дня своего рождения!»

 

            - Что же сделал подозреваемый после?

            - Отшвырнул шариковую ручку, подбежал к окну. Бледный, трясущийся. Я даже, блин, потянулся к кнопке вызова охраны... Но Бартов постоял, глядя вниз, на проспект, пару минут, а когда повернул лицо, оно было, как всегда, невозмутимым. Для разбора и анализа я назначил следующую встречу.

            - С какими проблемами он обратился сюда вообще?

            - Его беспокоили сны. Бартов жаловался, что ощущает чье-то присутствие во сне. Как если бы во сны, словно в квартиру, кто-то невидимый подселился. Потом это ощущение перекинулось на реал. В общем, легкая паранойя, с кем не бывает...

            - Может, объектом наблюдения пришельцев себя считал?

            - По поводу космических визитов Бартов очень резко отзывался. Помню, ядовито высмеивал журналистов, что делают сенсацию из проявлений жизнедеятельности элементарных духов.

            - Хорошо. Вернемся к процедуре лечения. Помогла ему психотерапия?

            - Нет. Он отвергал с ходу любую мою попытку как-то интерпретировать  сновидения. Кажется, он вообще не собирался лечиться. Бартов хотел с моей помощью установить контакт с тем существом, что якобы поселилось в его снах.

            - Как возникла идея автоматического письма?

            - Началось с того, что я предложил подвергнуть Бартова регрессивному гипнозу. Если честно, я в этой области новичок. Взялся, хотя Бартов, на мой взгляд, человек совершенно не внушаемый... В общем, я был его ситтером, он послушно дышал, безумная музыка тихо ввинчивалась в уши,  потом Бартов дернулся разок и отключился. Я сижу, жду. Вмешательство в таких случаях нежелательно. Смотрю на часы, сам в легком трансе. И тут Бартов поднимается, не по-русски что-то тараторит, затем требует перо и папирус.

            -  Египтянином себя вообразил?

            - Что-то про храмы Осириса и Сераписа упоминал. Представился  как Херу... Хера... хер какой-то, короче.

            - Кто этот Серапис?

            - Змеиный бог, тот самый, на изображение которого повелел смотреть папаша Моисей ради прекращения эпидемии среди евреев.

            - Что было дальше?

            - Ну, я дал Бартову лист бумаги и ручку, он сел за стол и принялся за эти свои мемуары.

            - Тут явная мистификация, Юра. Если Бартов действительно вспомнил прошлую реинкарнацию, почему не излагал на древнеегипетском или коптском?

            - Вот и я говорю. Лингвистике бы пользу принес...

            - Чушь вся эта психотерапия. Ладно, давай очень подробно последнюю встречу с подозреваемым восстановим.

            - Бартов заразил меня идеей разыграть психодраму. Я подумал, почему нет? В контексте трансперсональной психологии это, возможно, поможет вывести наружу глубинные слои его психики. Представь, научными методами доказать факт реинкарнации, увидеть древний Египет глазами очевидца! Знал бы я, чем все кончится...

            - Бартов сам выбирал участников драмы?

            - Это входит в мои обязанности.

            - Почему был взят сюжет из древних посвятительных мистерий?

            - По большому счету, психодрама всегда оказывается мистерией с необходимым элементом катарсиса, который и производит терапевтический эффект...

            - Юра, в твоем офисе произошло убийство. Ты что, плохо врубаешься?!

            - Так я и хочу объяснить... Уже во времена античности убийство иерофанта во время церемонии было дикостью, архаическим пережитком.

            - Но это практиковалось когда-то. С какой целью?

            - Я не большой в этом специалист. Структура мистерий, по мнению антропологов, воспроизводит солярный миф. Испытуемый, следуя пути солнца, спускается в преисподнюю, освобождает заключенных и, возвращаясь, выпускает на свободу душу иерофанта. Возможно, смысл был в удержании равновесия: счет из преисподней требовал немедленной оплаты.

            - У Бартова был нож?

            - Не было никакого ножа!

            - Чем было совершено убийство? Сядь. Спокойно! Не забывай, ты тоже под подозрением!

            - Не было ножа! В какой-то момент Рагулин согнулся, прижал ладони к пузу, и, когда отнял их, в руках лежало что-то, в крови и слизи!

            - Никто не может собственными руками выдрать из себя сердце!

            - Бартов поднял эту гадость высоко над головой, вспыхнул резкий слепящий свет, я прикрыл глаза, и когда через мгновение открыл их, этой сцуки в комнате не было, а Рагулин лежал и не шевелился, и мы с Лерой вызвали «Скорую»...

            - Послушай, Юра, если бы все это рассказал тебе на приеме пациент, ты бы ему поверил?

- Отстань. Я всю правду выложил.

            - Были знакомы Бартов и Рагулин раньше?

            - Вряд ли. Знаешь, даже если у Бартова были мотивы для убийства, он мог бы сделать это тысячью других, менее странных способов. А что показала судмедэкспертиза?

            - Проникающих ранений на теле нет. Несколько глубоких царапин и банальное отсутствие сердца. Юра, у меня для тебя неприятная новость. Я допросил твою Лорелею.

            - Валерию.

            - И она утверждает, что толстяка Рагулина убил ты.

            - Что за чушь! Она ненормальная!

            - Но ее показания подшиты к делу.

            - Костик, ты же в это не веришь, да? Это бред!

            - Нет. Это рабочая версия.

            - И каким же инструментом, по-вашему, я воспользовался, чтобы вынуть из Рагулина сердце?

            - Магией, дорогой мой. Вульгарной черной магией. Кстати, от чего ты, самородок, лечил Рагулина?

            - Со стояком у него были проблемы. Инфернального характера, как он считал. Короче, климакс.

            - Рагулин был ректором какой-то там оккультной академии. И вся их полоумная  братия подняла дружный вой! Я должен раскрыть это дело. Иначе меня съедят и запьют компотом.

            - Костик, мы же друзья. Ты меня не подставишь, правда? Помнишь, в десятом классе после дискотеки в драке мне зуб выбили, но я с тобой был до конца!

            - Остынь. Воды выпей. Вспомнил детство... Ладно, насчет Леры я тебя на понт брал. Предложи тогда, что делать, экстрасенс хренов?

            - Но ведь это Бартов убил! Тут все, как в яслях, ясно!

            - У Бартова железное алиби, Юрик. Он отбыл в Афины три дня назад. Его не было здесь в момент убийства.

            - Что?.. Как в Афины? Зачем?

            - Отдыхать, дубина. По турпутевке. Заметь, все законно, на документиках собственноручная подпись, и вылетел гражданин рейсовым самолетом согласно расписанию.

            - Бартов был у меня в офисе вчера, вот здесь, где ты сидишь!

            - Этому есть два объяснения. Либо ты вместе со своими сотрудниками нагло врешь, либо у Бартова имеется неотличимый близнец, который его иногда подменяет.

            - Костя, а что, там, в Афинах, его нельзя отвести в стороночку и хорошо расспросить обо всех обстоятельствах? Или этика не позволяет?

            - Этика позволяет. Найти этого мудака не можем. Слинял по дороге в отель. Возможно, там его ждали и прячут.

            - Хорошо, а семья? Жена, детки? Что, нечем прижать?

            - Он жил один. Квартиру обыскали. Кроме книжек, дисков да компа ничего. Кстати, на винте астропрограмма, и в базе данных ты, Рагулин и еще много народа. Заказывал ему гороскоп, что ли?

            - Конечно, нет. Я не давал Бартову своих данных. Странно...

            - Что у нас еще? Работает тренером в спортивной школе. Необщителен. Не наушничает. Не пьет, не курит. В общем, абсолютное ничто. Родом из Новгорода. Ни близкой родни, ни друзей нет. Почему и настораживает, что к тебе, Юра, обратился...

            - Осторожнее, не урони! Костя, эта вещица, которую ты вертишь в руках, она антикварная и очень дорогая. Кстати, покойный Рагулин подарил.

            - Да? Так-так... Грошовая терракотовая статуэтка с рынка в Гонконге или Марокко.

            - Это настоящий терафим. Рагулин рассказывал, как в Каире на водку выменял. Ты не поверишь, но это могучий талисман удачи и конденсатор психической энергии. А если под голову положить, когда спать ложишься, сны очень яркие, необычные будут... Мне один недавно снился...

            - А что за надпись тут, внизу?

            - Кетау. Слово власти. Заклинание, в общем. Так вот, мне снился голос. Он уверял меня... что я достигну... ну, в общем, хорошие слова про меня говорил...

            - Очень приятный терафимчик. Обо мне этот милашка ничего не рассказывал?

            - Костя, я вспомнил! Голос предупреждал заранее обо всем, что произойдет, и этот разговор с тобой он тоже предвидел, и просил не забыть, что настанет момент, когда ты захочешь меня убить, и если я успею первый, то будет устранена огромная несправедливость, и чтобы я не боялся сделать это...

            - Ты что несешь, придурок?!

            - …потому что...

            - Стоять! Стой на месте!

            - …потому что, даже если я стану хоу, тенью, он сказал, в его власти перенести меня в другое тело, долговечное и неуязвимое... Костя, ты что? Костя, не стреляй!..

            Пауза. Один из собеседников стонет на полу. Другой не обращает на это внимания. Он уставился в распахнутое окно. Вошедший невозмутимо спрыгивает с подоконника, переносит раненого на диван, делает перевязку.

- Юра, это кто?

            - Это Бартов...

            - Бартов, как ты вошел?

            - Лейтенант, пересядь вон в то кресло. Нет, здесь опасно. Подальше. Пора покончить кое с кем. Речь идет не о тебе, Юра! Дай сюда эту вещицу говорящую.

            Последующие несколько минут можно представить либо в духе Хогвардса, со всполохами огня и треском заклинаний, либо чисто ноуменально, поскольку я лежал мордой в ковер и ни черта не видел после неудачной попытки надеть на Бартова наручники.

            Перед уходом Бартов, в виде компенсации и в благодарность Юре за разархивированную память, согласился дать некоторые объяснения.

             Выяснилось, что, когда пять тысяч лет назад, в ходе посвятительных мистерий, он оставил свое тело и спустился в мир мертвых, Аменти, в выборе им была допущена ошибка. Из пяти духов, которых он освободил, четыре вознеслись к пределам Шани, так в Египте назывался Сатрун, и получили право на повторное воплощение, пятый вселился в храмового служку и зарезал иерофанта, непоправимо изменив ход церемонии и тем самым судьбу Та-Кемет. Убийца успел бежать в пустыню, возглавил мятеж и еще долго был занозой в заднице правящего фараона.

Проблема, сообщил Бартов, состояла в том, что предусмотрительный Рагулин, бывший служка-убийца, поместил часть своей жизненности в терафим, откуда легко мог бы скользнуть в новое человеческое тело.

            - Вот почему я был вынужден прибегнуть к использованию ка, нанесшего удар в точно рассчитанный час, когда транзитная Луна вошла в восьмое поле.

            - Ка – это что-то вроде астрального двойника, - счел нужным пояснить Юра.- Бартов, а откуда Рагулин узнал, что он – убийца в розыске? И откуда ты это узнал?

            - Я рассчитал его кармический гороскоп. А ему помог вспомнить ты. Так же, как и мне. Можно сказать, ты послужил нам анимой, музой. Так же, как пять тысяч лет назад, когда был очаровательной храмовой проституткой.

            - Хорош обзываться, - оскорблено вскинулся Юра.

            - Хоу терафима чуть было не овладел тобой, - с усмешкой сказал ему Бартов. – У твоего духа есть маленькая слабость, вроде геморроя. Через эту скважину ты будешь уязвлен алчной женщиной, алкоголем и налоговой инспекцией. Умрешь от восковой куклы.

            - А ты, - его взгляд тяжело скользнул по мне, - не забудь, что сегодня чуть не застрелил своего дружка. Остерегайся внезапных идей.

            С этими словами Бартов шагнул через подоконник и исчез. Мы спустились на лифте и долго искали, чертыхаясь, тело, и внутри меня разбирал смех: Бартов был дублем, или ка, но не человеком, которого можно посадить. Так и вышло: уголовное дело закрыли за недостатком улик. Меня убрали из отдела, Юре со своей конторой пришлось переехать на другой конец города. Он долго судился с вдовой Рагулина, потом повздорил с молодой знахаркой из-за клиентуры, и вскоре был найден мертвым без видимых повреждений. Инфаркт, блин.

Я задумал написать книжку об этой чертовщине и в память о почившем друге. Привел в порядок записи бесед с Юриком, обговорил детали и сроки с издательством.

 А вчера по мэйлу под видом бесплатной астрологической рассылки получил свой гороскоп и ряд прогнозов личного характера. Никак не могу выкинуть из головы последний абзац этого неприятного текста: «Когда Уран, соединившись с Марсом, примет облик Анубиса, ты упадешь виском на клавиатуру, и на экране повиснет надпись: Fatal error...»

Нет, я не суеверный. Но файл с этим рассказом сохраню, сброшу на флэшку и засуну далеко-далеко, чтобы Бартов про меня забыл. Может, тогда и глюки прекратятся...

 

              



Кольцо А
Главная |  О союзе |  Руководство |  Персоналии |  Новости |  Кольцо А |  Молодым авторам |  Открытая трибуна |  Визитная карточка |  Наши книги |  Премии |  Приемная комиссия |  Контакты
Яндекс.Метрика