Функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям
Союз Писателей Москвы  

Игорь ХАРИЧЕВ

  «Свои» и «чужие». К тем, кто поддерживает власть

Факты — вещь упрямая. Особенно когда они выстраиваются в устойчивые последовательности. Вот одна из них. Полностью избежали наказания подмосковные прокуроры, крышевавшие игорный бизнес. Все фигуранты «игорного дела» вышли на свободу, а самый прославившийся из них, экс-прокурор Игнатенко, избежал экстрадиции из Польши в Россию.

Фигурантке дела «Оборонсервиса» Евгении Васильевой, особой даме экс-министра Анатолия Сердюкова, смягчили условия «жестокого» заточения в 13-комнатной квартире в Молочном переулке: арестованная жаловалась, что не может ходить в церковь и по магазинам, к ней не приходит помощница по хозяйству, некому готовить и убирать. Сам Сердюков так и не стал даже свидетелем по громкому делу о коррупции в Министерстве обороны, хотя ряд решений о продаже бывшей военной собственности принимался явно при его одобрении. Под домашним арестом находился до недавнего вынесения приговора и организатор убийства Анны Политковской подполковник Павлюченков. Как рассказывала «Новая газета», в здании суда он вел себя абсолютно непринужденно: «Всех удивило, что Павлюченков, обвиняемый по тяжкой статье и находящийся под домашним арестом после сделки со следствием, спокойно разгуливает по коридорам рядом с потерпевшими безо всякого полицейского сопровождения, курит вместе с репортерами, общается с кем хочет и постоянно разговаривает по мобильному телефону, что категорически запрещено “домашним арестантам”». И, судя по сходным случаям, он уже через 6 лет выйдет на свободу по УДО.

А вот другая последовательность. Девчонок из Pussy Riot не просто заставили томиться в тюрьме до суда, но и привозили в суд в наручниках и держали в клетке как очень опасных преступников. Да и само уголовное дело против Pussy Riot возбудили за административное правонарушение. Таисия Осипова приговорена к 8 годам лишения свободы, при том что прокурор запрашивал 4 года, а дело фактически сфабриковано. Почти все обвиняемые по так называемым беспорядкам на Болотной арестованы (лишь Александра Духанина под домашним арестом, а Мария Баронова и Рихард Соболев под подпиской о невыезде). При этом за массовые беспорядки выдают отдельные столкновения с полицией, спровоцированные самой полицией. Навального вместе с братом пытаются осудить на пустом месте, подвергая сомнению цену услуг по доставке, между тем, данная цена является частным делом фирмы-заказчика и фирмы-поставщика услуг и фирма-заказчик не имела к поставщикам никаких претензий. Плохое состояние здоровья не стало поводом для изменения меры пресечения для Сергея Магнитского, Веры Трифоновой и Василия Алексаняна. Прокуратура постоянно опротестовывает судебное решение об УДО для Платона Лебедева.

По всему видно, что в нашей стране есть два вида людей. Одним позволено всё или очень многое, других карают за небольшие провинности или за то, что они вообще не совершали. К одним проявляют милосердие, другие видят только несправедливость и жестокость. Известная формула Муссолини должна быть модифицирована: друзьям — всё, остальным — беззаконие.

Почему же так отличается отношение к одним и к другим? Почему одни, совершая преступления, даже убивая из садистских наклонностей, как иные милиционеры-полицейские, или по неосторожности, как пьяные прокуроры, судьи, чиновники, депутаты за рулем, похищая деньги миллиардами рублей, уходят от наказания или получают небольшие сроки и потом быстро выходят по УДО, а другие отсиживают максимальные сроки за менее социально опасные преступления?

В период сталинских репрессий, когда сотни тысяч политических заключенных гробили здоровье и умирали в лагерях, отношение к ним было официально хуже, чем к уголовникам, которых советская власть считала социально близкими и которым давала поблажки. Те, кому нынешняя власть неизменно делает уступки, тоже являются социально близкими правящей клике. Это чиновники всех уровней, сенаторы, депутаты, представители спецслужб, правоохранительных органов, судебной системы и, разумеется, их родственники. Можно сказать, все они — истинные хозяева жизни в России. Для них все радости сытого существования. А для остальных — законы о митингах, о клевете, о государственной измене, тюрьмы и лагеря, ОМОН и разоблачительные фильмы на государственных телеканалах. И наплевательское отношение со стороны государственных структур.

Фактически существует две России. Два мира. Но делятся они вовсе не по критерию любви или нелюбви к нынешней власти, к государству, к православной церкви, к державности. В избранные входят путем длительной демонстрации полной лояльности власти, предельной внимательности к указаниям сверху, верности не закону, а понятиям. Или за счет родственных связей. Есть довольно ощутимое число тех, кто включен в круг избранных, кому позволено почти всё, и есть те, кого значительно больше, но кто фактически бесправен. Кого держат за быдло. Включая тех, кто любит президента, ставит государство выше человека, тоскует по большой державе, доверяет православной церкви.

Для власти есть только свои и чужие. И своих власть защищает. Позволяет им многое. Поскольку они — ее опора. Они удерживают под контролем всю страну. И весьма успешно: правильные результаты на выборах обеспечиваются, несогласные задавлены и не баламутят народ. Вот почему так обозлились кремлевские и иже с ними на «закон Магнитского», вот почему скорая в подобных случаях Дума тут же начала выдумывать, как отомстить американцам. И придумала. Под руку попали сироты, прежде всего с хроническими заболеваниями и инвалиды — их гораздо чаще усыновляли американцы. Именно таких сирот депутаты дружными усилиями пытаются лишить возможности найти обеспеченную семью, способную вылечить, дать хорошее образование, нормальные условия для жизни, помочь успешно социализироваться. Пусть теперь в назидание американцам остаются в наших неустроенных детских домах без каких-либо перспектив на будущее. И что любопытно — президент на большой пресс-конференции одобрил депутатские старания.

Можно еще спорить о виновности или невиновности в смерти Сергея Магнитского попавших в список 60 российских чиновников правоохранителей, налоговиков, судей, но доподлинно известно, что пропавшие 5,4 миллиарда рублей не искали и, похоже, не хотят искать. По крайней мере, факты, связанные с хищением части этих денег, которые удалось вскрыть журналистам «Новой газеты», не заинтересовали ни Генеральную прокуратуру, ни Следственный комитет. Еще бы! Если они всерьез начнут расследовать это дело, на «своих» наедут. Куда проще копать под Навального, под ребят, схваченных за, будто бы, массовые беспорядки.

Но вернемся к спешно принятому Думой «антимагнитскому закону». Если бы в список 60 россиян, которым запретили въезд в США, входили обычные люди (это в принципе невозможно, однако сделаем допущение), скажем, правозащитники, ученые или офисный планктон, власть ничуть не озаботилась бы. А тут своих ущемляют! Социально близких. Кто ж такое стерпит?

Народу России давно пора понять: нынешняя власть работает на благо узкой группы «избранных». И пока все мы, независимо от наших убеждений и пристрастий, будем позволять ей делать это, ничего не изменится. Принцип «друзьям – всё, остальным – беззаконие» останется в действии. Только лишив власть поддержки, показав наше недовольство существующим положением, мы заставим ее пойти на уступки, вспомнить о тех, для кого она существует на самом деле. Собственно говоря, это в какой-то мере произошло год назад, когда состоялись массовые протестные акции. Власть тут же вспомнила о людях: стала уделять внимание социальной сфере, положению на местах; открытое правительство видит теперь свою задачу в том, чтобы собирать жалобы, претензии, предложения по всей стране и стараться реагировать на них; московские власти одними из первых мобилизовали своих подчиненных на работу с населением. Но все это пока что в режиме кампании по «тушению пожара». Одновременно сделано все, чтобы задавить несогласных, которые в Москве чувствовали себя гораздо более вольготно, чем в других частях России. При таком раскладе скоро все вернется на круги своя. Чтобы власть действительно изменилась, начала всерьез думать о людях, необходимо повсеместно отказать ей в поддержке.

Нас пугают очередной революцией. На самом деле революция, скорее всего, не только обернется многими лишениями, но и приведет к возникновению другого круга «своих» при сохранении прежней системы. Однако до революции неминуемо доведут действия власти. Чтобы избежать этого, нам нужно отказать нынешним властям в доверии на основании того, что они разделили страну на «своих» и «чужих». Это, в конце концов, унизительно для подавляющего большинства россиян.

 

Автор – генеральный директор журнала «Знание-сила», секретарь Союза писателей Москвы



Кольцо А
Главная |  О союзе |  Руководство |  Визитная карточка |  Персоналии |  Новости |  Кольцо А |  Молодым авторам |  Открытая трибуна |  Видео |  Наши книги |  Премии |  Приемная комиссия |  Контакты
Яндекс.Метрика