Функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям
Союз Писателей Москвы  

Игорь ХАРИЧЕВ

Страх

В сентябре в России прошли очередные выборы – в Москве и еще ряде регионов. И опять имели место фальсификации. Пусть в Москве на этот раз в меньшем объеме, чем прежде. Но они были. А уж в других регионах, в том же Ярославле, к примеру, всё повторилось как в прежние годы: и необоснованные снятия перед выборами, и карусели, и вбросы бюллетеней членами участковых комиссий, и неизвестно откуда берущийся рост числа избирателей накануне выборов, который потом чудесным образом исчезает, и прямая подтасовка результатов голосования, и еще уйма хитростей, на которые пускаются избирательные комиссии разных уровней. Но интересно совсем другое. В подтасовки и фальсификации вовлечено огромное количество россиян. Это члены участковых и территориальных комиссий, которые большей частью состоят из учителей и других бюджетников, людей по сути подневольных, это всевозможные муниципальные чиновники, от которых нужных результатов требует вышестоящее начальство, напрягаемое, в свою очередь, начальством на уровне регионов, на которых давят из Москвы, это многочисленные полицейские, которым приказано охранять тех, кто занимается фальсификациями, от тех, кто пытается схватить их за руку, это прокуроры, которые отказываются возбуждать дела, связанные с фальсификациями, это судьи, которые выводят из-под наказания тех, кого все-таки удалось поймать за руку наблюдателям на выборах. Сотни тысяч людей. И что заставляет их осуществлять фальсификации или покрывать их, фактически совершая преступные действия? Страх.

Это страх потерять работу и не найти другую, оказаться изгоем, лишиться средств к существованию. И страх вполне обоснованный. Система не только защищается от внешних нападок, но и наказывает отступников. Достаточно напомнить историю питерской учительницы, бывшего завуча школы №575 Татьяны Ивановой, рассказавшей о фальсификациях на выборах 4 декабря 2011 года и о том, как председателей участковых комиссий «инструктировали» в ТИКе в присутствии начальника отдела образования администрации Василеостровского района Натальи Назаровой. В итоге Иванова оказалась не только без работы, но и под судом, который постановил взыскать с нее 30 тысяч рублей за клевету в отношении Назаровой. Петербург – большой город, там изгнанному с работы реально найти другую. Но в средних и малых городах человек, ослушавшийся власть, пошедший против нее, становится изгоем. Его побоятся принять на работу и руководители бюджетных организаций, и бизнесмены. Они знают – накажут. Их поведение тоже определяет страх. Потерять свое весьма уютное место руководителя, заиметь проблемы для своего отлаженного бизнеса. Вполне реальная угроза в наше время, и вполне обоснованный страх. Давний и постоянный спутник жителя России.

Страх живет в наших людях. Он родом из прошлого. Что является главной чертой нашего народа? Надежда на «авось»? Нежелание брать на себя ответственность? Неумение кропотливо трудиться? Патологическая лень? Любовь к вранью? Все это присутствует. Но что главное? Страх. Он – то глубинное, что держало нас в прошлом, что держит сейчас, что определяет душу народа. Страх, который проявляется по-разному, но он есть. Он присутствует в нашей жизни как неизбежность, как основа. Его пик пришелся на сталинскую пору. Но и в более поздние времена советские люди боялись одной возможности того, что о них не так подумают, заподозрят в нелояльности, в наличии злого умысла. Это было вечной пыткой.

Да, были люди, сумевшие преодолеть страх. Скажем, та славная семерка, которая после ввода советских войск в Чехословакию в августе 1968-го вышла на Красную площадь, чем обрекла себя на лагеря и ссылки, но отстояла свое достоинство. Их имена стоит помнить: Лариса Богораз, Наталья Горбаневская, Константин Бабицкий, Вадим Делоне, Владимир Дремлюга, Павел Литвинов, Виктор Файнберг. В нашей истории немало и других примеров гражданского мужества, но все они – то самое исключение, которое подтверждает правило. Сотни миллионов советских людей жили под прессом страха, часто даже не понимая этого. Или не желая понять.

Страх начал отступать в годы перестройки. А 19 августа 1991 года нам показалось, что мы вообще избавились от него. Навсегда. Это была ошибка. Прошло несколько лет, и стало ясно – страх не исчез, он только затаился на время.

Страх по-прежнему держит своей цепкой рукой подавляющую часть россиян. Превращает нас в рабов. Нынешнюю власть это устраивает – гораздо проще управлять запуганным народом. Более того, нынешняя власть на всех уровнях активно культивирует этот страх. На всех своих уровнях – на местном, жестоко преследуя всякого, кто выступит с критикой или выскажет сомнение в том, что руководство города, населенного пункта действует правильно и не думает о собственной выгоде. На уровне субъекта Федерации, фабрикуя судебные дела против каждого, кто раскрыл махинации власть имущих или правоохранителей, кто проявил явную нелояльность.

С недавних пор и федеральная власть пошла тем же путем. Разве не на умножение страха направлены все громкие судебные дела последних лет: осуждение Сергея Мохнаткина, девчонок из Pussy Riot, Полины Осиповой, Ильи Фарбера, Алексея Навального, преследование Евгения Ройзмана, и венец кампании запугивания – полицейская спецакция по избиению демонстрантов 6 мая 2012 года и последующий Болотный процесс, который должен закончиться большими сроками для трех десятков ребят, ни за что посаженных на скамью подсудимых. На запугивание направлены спешно принятые в 2012 году законы о митингах и об иностранных агентах. Что еще ждать от тех, кто думает только о собственном обогащении? И при этом испытывает страх.

В Кремле всё пропитано страхом. Тем, который в прежние времена обволакивал каждого, даже Берию, даже всесильного «отца народов». Он еще жив, этот страх, еще втекает в души и сердца. Можно различить его застарелые оттенки: страх потерять власть, страх перед заговором, выстрелом в спину, страх ареста, страх потери всего, страх за близких, страх смерти. На него наслаивается страх того, что предадут, обойдут, оттеснят, страх, что будут преследовать, что посадят, размажут по стенке. А за всем этим – первобытный страх перед неизвестностью, перед будущим, перед всем и вся.

Россиянам пора понять, что великая страна не может стоять на страхе. Это плохой фундамент. Страх держит нас в прошлом, сковывая волю народа, его творческие силы, энергию. О каком развитии можно говорить, если страх убивает инициативу, лишает самоуважения, воспитывает пессимизм и неверие в свои силы. Отсюда тупое, механическое преклонение перед начальством, отсюда ложная мудрость, скрытая в привычных поговорках: «Ты – начальник, я – дурак», «Инициатива наказуема», «Помалкивай в тряпочку», «Наше дело маленькое». Всё это – проявление рабской психологии, унизительной для народа великой страны.

Пора нам избавляться от страха. Делать это проще не в одиночку. Те десятки тысяч протестующих против фальсификаций на выборах 4 декабря 2011-го, вышедшие на улицы Москвы, Петербурга, других городов, смогли преодолеть страх. Те молодые бизнесмены, которые этим летом не побоялись дать деньги на предвыборную кампанию Алексея Навального, смогли преодолеть страх. И вернуть себе самоуважение. Это очень важно – испытывать самоуважение. Ибо мы свободные люди, а не рабы. Вот чего боится нынешняя власть – что значительная часть страны почувствует себя свободными людьми, захочет испытать самоуважение.

Рано или поздно наступит время, когда страх перестанет управлять нами. И мы будем бояться только одного – пойти против своей совести. В наших с вами интересах, чтобы это время наступило быстрее.

 

Автор – генеральный директор журнала «Знание-сила», секретарь Союза писателей Москвы



Кольцо А
Главная |  О союзе |  Руководство |  Визитная карточка |  Персоналии |  Новости |  Кольцо А |  Молодым авторам |  Открытая трибуна |  Видео |  Наши книги |  Премии |  Приемная комиссия |  Контакты
Яндекс.Метрика