Функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям
Союз Писателей Москвы  

Наум Коржавин – лауреат премии «Поэт» 2016 года !

Александр Себелев (Москва)

 

9786643

 

12-м лауреатом национальной премии «Поэт» стал один из старейших поэтов России Наум Коржавин. Об этом было объявлено на пресс-конференции, которую 12 апреля провели Общество поощрения русской поэзии и Благотворительный фонд «Достоинство».

Отныне имя Наума Коржавина – в одном ряду с Александром Кушнером, Олесей Николаевой, Олегом Чухонцевым, Тимуром Кибировым, Инной Лиснянской, Сергеем Гандлевским, Виктором Соснорой, Евгением Рейном, Евгением Евтушенко, Геннадием Русаковым и Юлием Кимом.

Открывая пресс-конференцию, главный редактор журнала «Знамя», литературный критик Сергей Чупринин отметил, что премия «Поэт» присуждается за наивысшие достижения в поэзии и дается крупным фигурам, за которыми стоит своя литературная школа; награждаются не просто хорошие поэты, а высшая лига поэзии. И, кстати, среди поэтических премий это самая крупная в мире премия по размеру денежного вознаграждения. Его размер составляет 1 500 000 рублей.

Нужно сказать, что жюри премии традиционно сумело сохранить интригу, и собравшиеся в кафе «Март» действительно не знали имени лауреата. Чаще других назывались имена Ольги Седаковой и Анатолия Наймана. А Данила Файзов рассказал гостям о результатах интернет-голосования, проведенного проектом «Культурная инициатива». Так вот, «фаворитом» в интернете стала Юнна Мориц, что довольно примечательно и, несомненно, очень в духе сегодняшних общественных веяний. Хотя произведения поэтессы последних лет довольно часто вызывают... скажем так, – недоумение. Сергей Чупринин добавил интриги, отметив, что жюри премии «может и не разделять политические взгляды лауреата».

Кстати, Юлия Кима, получившего премию в 2015 году, некоторые лауреаты предыдущих лет вообще демонстративно вычеркнули из поэтического сословия, обвинив, к тому же, в нелюбви к нынешней власти. И – на всякий случай, как бы чего не вышло! – покинули состав жюри.

Поэтому когда Юлий Ким назвал Наума Коржавина, в зале даже раздался вздох облегчения, после чего грянули аплодисменты. А Леонид Гозман, представляющий Благотворительный фонд «Достоинство», заверил, что с этой премией никогда ничего не случится, и она будет присуждаться и в следующем году, и через два года, и так далее... Очень хочется в это верить. Само же вручение премии «Поэт» состоится в конце мая.

Наум Коржавин, которому 14 октября исполнилось 90 лет, – один из первых русских поэтов, который еще в 1940-е годы не побоялся бросить вызов сталинскому режиму. За что в 1947 году был арестован и сослан в Сибирь как «социально опасный элемент». В 1951 году гулаговское начальство сослало его в Караганду еще на 3 года. После реабилитации и возвращения в Москву, Наум Коржавин не изменил свою гражданскую позицию. Он был в числе протестовавших против суда над Ю.Даниэлем и А.Синявским, поддерживал других узников совести, поэтому в 1973 году он был вынужден эмигрировать из страны. Сейчас поэт живет в Северной Каролине (США) и почти совсем ослеп. Он автор сборников «Годы», «Времена», «Сплетения», «Письмо в Москву», «Время дано», «На скосе века».

Не так давно, 24 декабря прошлого года Науму Коржавину была присуждена Премия Союза писателей Москвы «Венец» – за многолетний путь в поэзии. Тогда лауреата представляла поэт Татьяна Кузовлева, рассказавшая о трудном пути, который выпал на долю Наума Моисеевича, о стихах, за которые он угодил в сталинские застенки, и прочитала несколько его известных стихотворений.

Сегодня, в День Космонавтики, нельзя не вспомнить одно примечательное и довольно грустное стихотворение Наума Коржавина 1961 года, ставшее провидческим.

 

НА ПОЛЕТ ГАГАРИНА

 

Шалеем от радостных слёз мы.

А я не шалею – каюсь.

Земля – это тоже космос.

И жизнь на ней – тоже хаос.

 

Тот хаос – он был и будет.

Всегда – на земле и в небе.

Ведь он не вовне – он в людях.

Хоть он им всегда враждебен.

 

Хоть он им всегда мешает,

Любить и дышать мешает...

Они его защищают,

Когда себя защищают.

И сами следят пристрастно,

Чтоб был он во всем на свете...

 

...Идти сквозь него опасней,

Чем в космос взлетать в ракете.

Пускай там тарелки, блюдца,

Но здесь – пострашней несчастья:

Из космоса – можно вернуться,

А здесь – куда возвращаться.

 

...Но всё же с ним не смыкаясь

И ясным чувством согреты,

Идут через этот хаос

Художники и поэты.

Печально идут и бодро.

Прямо идут – и блуждают.

Они человеческий образ

Над ним в себе утверждают.

А жизнь их встречает круто,

А хаос их давит – массой.

...И нет на земле институтов

Чтоб им вычерчивать трассы.

Кустарность!.. Обидно даже:

Такие открытья... вехи...

А быть человеком так же

Кустарно – как в пятом веке.

 

Их часто встречают недобро,

Но после всегда благодарны

За свой сохраненный образ,

За тот героизм – кустарный.

Средь шума гремящих буден,

Где нет минуты покоя,

Он всё-таки нужен людям,

Как нужно им быть собою.

Как важно им быть собою,

А не пожимать плечами...

 

...Москва встречает героя,

А я его – не встречаю.

 

Хоть вновь для меня невольно

Остановилось время,

Хоть вновь мне горько и больно

Чувствовать не со всеми.

Но так я чувствую всё же,

Скучаю в праздники эти...

Хоть, в общем, не каждый может

Над миром взлететь в ракете.

Нелёгкая это работа,

И нервы нужны тут стальные...

Всё правда... Но я полёты,

Признаться, люблю другие.

Где всё уж не так фабрично:

Расчёты, трассы, задачи...

Где люди летят от личной

Любви – и нельзя иначе.

Где попросту дышат ею,

Где даже не нужен отдых...

Мне эта любовь важнее,

Чем ею внушённый подвиг.

 

Мне жаль вас, майор Гагарин,

Исполнивший долг майора.

Мне жаль... Вы хороший парень,

Но вы испортитесь скоро.

От этого лишнего шума,

От этой сыгранной встречи,

Вы сами начнете думать,

Что вы совершили нечто, –

Такое, что люди просят

У неба давно и страстно.

Такое, что всем приносит

На унцию больше счастья.

А людям не нужно шума.

И всё на земле иначе.

И каждому вредно думать,

Что больше он есть, чем он значит.

 

Всё в радости: – сон ли, явь ли, –

Такие взяты высоты.

Мне ж ясно – опять поставлен

Рекорд высоты полёта.

Рекорд!

       ...Их эпоха нижет

На нитку, хоть судит строго:

Летали намного ниже,

А будут и выше намного...

 

А впрочем, глядите: дружно

Бурлит человечья плазма.

Как будто всем космос нужен,

Когда у планеты – астма.

Гремите ж вовсю, орудья!

Радость сия – велика есть:

В Космос выносят люди

Их победивший

              Хаос.



Кольцо А
Главная |  О союзе |  Руководство |  Визитная карточка |  Персоналии |  Новости |  Кольцо А |  Молодым авторам |  Открытая трибуна |  Видео |  Наши книги |  Премии |  Приемная комиссия |  Контакты
Яндекс.Метрика