Функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям
Союз Писателей Москвы  

 Памяти Льва Болдова

19 февраля в Ялте умер известный московский поэт среднего поколения Лев Болдов. Лев Роальдович родился в Москве 17 июля 1969 года. Окончив Московский институт инженеров транспорта по специальности «прикладная математика», успел поработать преподавателем математики, журналистом, редактором.

Стихи он начал писать со студенческих лет. Автор семи поэтических книг, в том числе - «Рубикон» (1999), «Серебряная нить» (2003), «Транзитный пассажир» (2006), «Секретный фарватер» (2009), «Солнечное сплетение» (2013). Стихи публиковались в московских журналах «Кольцо А», «Литературная учёба», «Культура и время»,  а также в зарубежной прессе -  «Радуге» (Киев), «Южном сиянии» (Одесса), «Брегах Тавриды» (Симферополь), «Колоколе» (Лондон), в еженедельнике «Панорама» (Лос-Анджелес).

Многие стихи Льва Болдова стали песнями и сегодня исполняются Ириной Ракиной, Виктором Поповым и другими московскими популярными бардами.

В Полоцке (Беларусь), Харькове (Украина),  Сарове (Нижегородская область), Рязани, Ялте, а также во многих городах России, Крыма и Украины проходили в разные годы творческие вечера Льва Болдова. В Москве презентации новых книг друзья и поклонники поэта регулярно организовывали в библиотеке имени А. Гайдара, в музее В.В. Маяковского и других престижных библиотечных, концертных и музейных залах.

О поэзии Льва Болдова, члена Союза писателей Москвы, тепло отзывались Римма Казакова, Татьяна Кузовлева, Кирилл Ковальджи, Лев Аннинский, Александр Кушнер, в мастерской которого молодой поэт занимался во время форума молодых писателей в Липках.

В начале ХХ1 века Лев Болдов стал лауреатом I Международного Волошинского конкурса (2003) и молодежной литературной премии «Эврика!» (2008).

В разные годы поэт принимал участие в первом совещании молодых писателей Москвы в Переделкино (1999), в  международных литературно-образовательных чтениях в Гданьске-Сопоте (Польша) и  образовательных фестивалях всероссийской детско-молодежной организации Детские и молодежные социальные инициативы (ДИМСИ) в Кирове.

В последнее время Лев Болдов жил в Ялте. Любимым художником и образцом творческого поведения для него долгие годы оставался Амедео Модильяни, что не могло не укоротить жизнь талантливому поэту и барду.

"Этот странный мотив - я приеду сюда умирать"...- в стихах он предсказал свою смерть в Крыму. Давно он уже торопился отказаться от этой суетливой жизни: "Земную жизнь пройдя до середины, // Я постоял - и повернул назад"…   Он рвался в тот, другой мир,  из которого пришёл и который забыл:  "Не оставляй меня, Господь, // Верни меня туда, // Где в руку. как живая плоть, // Спускается звезда, // Мне здесь немыслимо уже, // Бессмысленно уже - // На этой выжженной меже, // На мертвом рубеже!" . Он, как мог, приближал свой уход, сидя "на кухне с фигою в кармане, // С оплаченной путевкой в небеса", "Надо смочь этот вызов - // У бесчисленных бед на краю - // Чтоб пробить себе визу - // В небеса. И прописку - в раю!" Он верил, что  "ключи от Рая - у меня в кармане", "Нет мне в сегодняшнем времени места"… Хотя случались  и минуты восторга перед чудом бытия, приступы острой жажды жизни: "Но январская Ялта укроет панамами пиний, // И желание жить пробирает до самых ступней". 
Настоящего Поэта, с  его обостренным  предчувствием  смерти и расплаты за его непохожесть и невстроенность в эту земную жизнь, никогда не покидает тревога, ощущение зияния бездны  за спиной, куда неизбежно упадет каждый из нас: "Но  распахнута  комнат пустых анфилада - // От Эдемского до Гефсиманского сада".

Его любовь к жизни - безнадёжна и безответна: "Я люблю тебя, жизнь, - не надеясь, что это взаимно".
Лева осознавал свою родственность "великой, не сдавшейся литературе": " Я пишу не для всех. // Я не прячу себя между строк. // Я приму похвалу и порой не замечу укола. // И от снобов крутых проглочу я досадный упрек. // И скажу, усмехаясь невесело: "Старая школа!"  Пастернак, Гумилев, Мандельштам - он в стихах искал сходства с их судьбой, отзеркаливал свою жизнь от их трагедий... 
Даже диагноз смерти своей в стихах Лев Болдов обозначил чётко: "И орлом становится цирроз, // Прометею выклевавший печень". Его преследовало постоянное ощущение смерти, подстерегающей его: "А женщина в чёрном безропотно // Сидит у подъезда и ждёт!", "Пусть подступит к подбородку Лета, // Ставя эпикриз в земной возне. // Не будите спящего поэта! // Дайте умереть ему во сне..." 

Он ушел от нас в небытие, но его стихам и песням суждена долгая жизнь в памяти благодарных читателей и слушателей.

 

Наталья Баженова, Лола Звонарёва  



Кольцо А
Главная |  О союзе |  Руководство |  Визитная карточка |  Персоналии |  Новости |  Кольцо А |  Молодым авторам |  Открытая трибуна |  Видео |  Наши книги |  Премии |  Приемная комиссия |  Контакты
Яндекс.Метрика