Функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям
Союз Писателей Москвы  

На ХП съезде славистов, проходившем в 1998 году в Кракове, польский профессор Люциан Суханек ввёл в научный оборот новый термин – «эмигрантология» - как название интердисциплинарной научной дисциплины. Растущий интерес научной общественности к различным сторонам жизни в эмиграции, многочисленные конференции, проходившие в последние годы в Софии, Нью-Йорке, Москве, Вене, Варшаве, Гданьске, Кракове, Слупске, Кирове убеждают, что термин, введенный польским ученым, весьма удачен и точен – он наиболее полно отражает интерес ученых к различным сферам такого многослойного явления, как эмиграция. В 2008 году при Комитете славяноведения  Польской Академии наук была учреждена Комиссия славянской эмигрантологии, просуществовавшая до 2013 года. В состав Комиссии (секретарем её стал профессор Опольского университета Бронислав Кодзис), входили польские слависты, которых возглавил профессор Ягеллонского университета Люциан Суханек. 

За несколько лет напряжённой деятельности Комиссия внесла значительный вклад в исследование зарубежного культурного и литературного достояния славянских народов (особенно россиян, белорусов и украинцев). Её научные достижения в этой области представлены в библиографии на сайте www.biblioslav.pl  В конце августа прошлого года на Международном съезде славистов в Минске  Комиссия славянской эмигрантологии обрела международный статус: она вошла в  Международный комитет славистов. В связи с изменением статуса возникла необходимость пополнить её состав славистами-эмигрантологами из других стран. Чтобы выполнить эту задачу,  профессору Кодзису и его коллеге Марии Гей пришлось предпринять огромную подготовительную работу, привлекая к сотрудничеству в Комиссии, кроме 28 учёных из Польши, 22 зарубежных славистов-эмигрантологов  из России, Беларуси, Чехии, Германии, Франции, Италии, Израиля, Турции,  США: организовать  этой осенью в Опольском университете международную конференцию «Славяне в эмиграции: литература, культура, язык», в которой приняли участие более 60 докладчиков  из 7 стран. Это была уже третья конференция, посвященная русской эмиграции, проходящая в Ополе (две предыдущие состоялись в 1996 и 2009 годах).

В Опольском университете научное изучение культуры и литературы славянских народов в эмиграции ведётся уже с начала 1990-х годов. Изучается литературное наследие чехов, сербов и хорватов, но основное внимание уделяется русской эмиграции, особенно её первой волне. Так, профессор Бронислав Кодзис  занимается этой темой с начала 1990-х годов: в это время  в течение двух лет он работал приглашённым профессором в Институте славистики Кёльнского университета у немецкого слависта профессора В. Казака. Именно тогда Бронислав Кодзис составил две антологии: «Опальные пьесы. Антология русской драматургии, отрицаемой в СССР в 1917-1985 годах» (Wrocław,  1992) и «Муза в изгнании. Поэзия российской эмиграции», в соавторстве с профессором А.Вечорек (1920-1940), Opole, 1994). Он же перевёл с дополнением многие статьи из словаря Вольфганга Казака «Лексикон русской литературы ХХ века»  (Wrocław, 1966), который в польском варианте более обширен, чем в русском и насчитывает 766 cтраниц. В 2002 году была издана на русском языке монография профессора Кодзиса «Литературные центры русского зарубежья 1918-1939. Писатели. Творческие объединения. Периодика. Книгопечатание» (München, 2002, 318 стр.). Несколько десятков его статей о первой волне русской эмиграции появилось в научных журналах и сборниках, вышедших в Польше и других странах.

Кроме профессора Коздиса, в Институте славистики Опольского университета эмигрантской проблематикой занимаются профессор Ванда Лящак, автор книги  «Жить - это значит брести по воде». Монография о Матери Марии  (Ополе, 2007), Иоанна Чаплинска, написавшая работу «Тождественность изгнанника. Проблематика автоидентификаци в «молодой» прозе чешской эмиграции после 1968 года» (Щетин, 2006), Мария Гей, издавшая монографию «...Я видел мир таким». Концепция действительности в творчестве Гайто Газданова (Ополе 2008) и Сабина Гергель, исследующая творчество сербских писателей-эмигрантов. Сегодня Институт славистики Опольского университета- один из главных в Польше центров славянской эмигрантологии (кстати, именно здесь с 2008 по сегодняшний день находится организационный и издательский центр Комиссии славянской эмигрантологии).

Торжественное открытие конференции состоялось в университетском Сенатском зале, стены которого украшены портретами ректоров университета и тремя монументальными городскими видами Ополя, написанными преподавателем университета Эдуардом Щаповым, родившимся в России и нашедшим в Польше свою вторую Родину. С приветствиями выступили председатель оргкомитета профессор Бронислав Кодзис, ректор Опольского университета профессор Станислав Славомир Ницея, ректор Государственной высшей профессиональной школы в Рацибоже Михал Шепелавый. Председатель объединения «Польша – Восток» пан Юзеф Брылль вручил награды – почётные дипломы и медали «Мицкевич – Пушкин» польским профессорам Иоанне Мяновской (Быдгощ) и  профессору Войцеху Хлебде (Ополе), белорусскому профессору Галине Нефагиной (Слупск) и автору этих строк «за большие заслуги в научных исследованиях и популяризацию славянской культуры». От имени награжденных сначала выступила профессор Иоанна Мяновска, которая защищала свою кандидатскую диссертацию в этом вузе и благодарила всех присутствующих ополян, в том числе Господина Ректора,  за то, что сумели создать университет высочайшего научного уровня, где всегда царила атмосфера дружбы и единения.Попросили также выступить автора этих строк, преподававшую в 90-е годы прошлого века в течение пяти лет в Белостокском филиале Варшавского университета. В ответном слове я рассказала о том влиянии, какое оказала на меня, в 90-е годы молодого ученого, польская научная школа и назвала имена ушедших в мир иной выдающихся польских славистов Рычарда Лужного, автора знаменитого исследования творчества писателей круга Киево-Могилянской коллегии, Анджея Дравича, подготовившего с коллегами из Академии наук первую постсоветскую историю русской литературы и сделавшего новый (четвёртый в Польше!) перевод романа «Мастер и Маргарита», Флориана Неуважного, который перевел на польский стихи многих писателей своего поколения - украинских и русских поэтов-шестидесятников, Дануты Кулаковской, автора работы по христологии Достоевского, Базыля Белокозовича, первым написавшего о связях с Польшей Мережковского и Гиппиус, а также ныне живущих профессора Люциана Суханека (Краков), автора монографий на польском языке об Александре Солженицыне, Александре Зиновьеве, Эдуарде Лимонове и Юрии Дружникове, а также профессора Иоанны Мяновской (Быдгощ), автора 8 монографий о русской литературе и искусстве на русском языке (в том числе о Борисе Зайцеве, Вадиме Сидуре и Дине Рубиной, Александре Минчине),  Алиции Володзько (Варшава), выпустившей монографию о писателях третьей волны эмиграции «Пасынки России» и написавшей предисловие к шеститомному собранию сочинений Юрия Дружникова, выходившему в США.

На пленарном заседании выступили профессор из Гданьска Анджей Ходубский с докладом о мифах и стереотипах славян в восприятии западноевропейской культуры. Профессор Нина Осипова (Москва), проанализировала автобиографический миф в поэзии русской эмиграции на примере стихов Марины Цветаевой, Юрия Иваска, Игоря Северянина. Профессор Севинч Учгюль из Кайсери (Турция) представила русскую эмиграционную публицистику в зеркале выходившего в Константинополе и Софии еженедельника «Зарницы». Профессор Тадеуш  Сухарский из Слупска рассказал о том, как литература украинской эмиграции была представлена на страницах выходившего в Париже польского ежемесячника  «Культура», который возглавлял Ежи Гедройць. Большую роль сыграл также искусствовед, эссеист и художник Йозеф Чапский, в юности друживший с семьей Мережковских, а в военные годы встречавшийся с Анной Ахматовой и ставший адресатом её лирики. Кстати, польскому ежемесячнику «Культура» и сопоставлению её деятельности со знаменитыми русскими эмигрантскими изданиями – герценовским «Колоколом», выходившим в Лондоне ещё в Х1Х веке, и парижским «Континентом», возглавляемым русским писателем-эмигрантом третьей волны Владимиром Максимовым, посвятила доклад исследовательница из Высшей государственной профессиональной школы города Рацибуж Патриция Носядек.

Уже в первый день работы конференции состоялось первое рабочее заседание Комиссии славянской эмигрантологии в её международном составе. На нем,  по предложению профессора Л. Суханека, избранного на пост председателя Международным комитетом славистов, были проведены выборы его заместителей и секретаря Комиссии. Заместителями председателя стали профессора: Иоанна Мяновска (Быдгощ), Лола Звонарева (Москва) и Бронислав Кодзис (Ополе), а ответственным секретарем Комиссии - кандидат филологических наук Мария Гей (Ополе).

Был также избран Президиум Комиссии, в который вошли профессора Михаэль Бёмиг (Италия), Анджей Дудэк (Польша), Олег Федотов (Москва), Франк Гёблер (Германия), Галина Нефагина (Беларусь), Зденек Пехаль (Чехия), Севинч Учгюль (Турция).  

На заседании обсуждались и планы работы Комиссии в ближайшие три года.  Много внимания было посвящено издательской деятельности, а прежде всего выпуску электронного журнала «Славянская эмигрантология». Состоялись выборы его главного редактора и редакционной коллегии. Редактором журнала был избран профессор Бронислав Кодзис, инициатор его издания. В состав редколлегии вошли профессора: Нина Барщевска (Польша, Варшава), Франк  Гёблер (Германия), Джованна Спендель де Варда (Италия), Виктория Захарова (Россия, Нижний Новгород), Севинч Учгюль (Турция), Галина Нефагина (Беларусь), Зденек Пехаль (Чехия), Катажина Дуда (Польша, Краков), а функция секретарей редакции была поручена профессорам  Изабелле Ковальской-Пашт (Польша, Щетин)  и Михалу Глушковскому (Польша, Торунь).

В рамках конференции работали четыре секции – лингвистическая, культурологическая и две литературоведческих. Литературоведы анализировали творчество болгарского писателя-эмигранта Любомира Кановы, Бориса Пастернака, Федора Степуна, Бориса Зайцева, Александра Куприна, Константина Бальмонта (его перевод «Слова о полку Игореве»), Николая Евреинова, мемуары Владислава Ходасевича «Некрополь» и художницы Маргариты Сабашниковой («Зеленая лампа.История одной жизни»), впервые изданные по-немецки в 90-е годы прошлого века. Особый интерес у ученых-эмигрантологов, как было заметно по прозвучавшим докладам и сообщениям, вызывает творчество  эмигрантов первой волны - стихи Марины Цветаевой, пейзажная лирика Владимира Корвина-Пеотровского, проза Бориса Зайцева, Владимира Набокова, Гайто Газданова, Нины Берберовой, Марка Алданова, Романа Гуля, драматургия Андрея Ренникова. Гораздо меньше внимания – к творчеству эмигрантов третьей волны – Александра Солженицына (его восприятие английскими читателями), Дины Рубиной, живущей в Израиле, или Михаила Шишкина, эмигрировавшего в Швейцарию. Культурологи сосредоточились на исследовании трудов философа Александра Зиновьева, митрополита Антония Блума, Василия Шульгина, русского католика Павла Перлинга, иллюстраций русского парижанина Александра Алексеева к русской классике Золотого и Серебряного века. Достойным завершением конференции стала демонстрация документального фильма «Серебряный век Ренэ Герра», посвящённого обладателю самого большого в мире собрания рукописей, книг с автографами и картин русских писателей и художников-эмигрантов.

…Учёных из разных стран порадовала экскурсия по городу, проведенная преподавателем русского языка Иреной Данецки, влюбленной в свою малую родину и даже подготовившей вместе со своими студентами, изучающими русский язык, оригинальный путеводитель по нему на трех языках – «Добро пожаловать в Ополе». Мы узнали, что Опольский университет, в котором сейчас учится 15 тысяч студентов и 300 из них изучают русский язык, расположен на самой высокой точке города – 165 метров над уровнем моря. Раньше здесь находился Доминиканский монастырь, потом – больница. Теперь холм называют Университетским (а в прошлом – холмом Войтеха, Доминиканским или Монастырским). На первом этаже университета сохранилось, несмотря на большой пожар 1739 года, парадное помещение – Плафонный зал: его стены украшены изображениями святой Троицы, архангела Михаила, ангела-хранителя, святого Яна изКенты (его называют также Иоанн Кантий) – покровителя студентов и ученых.

Любитель искусства и славянских древностей, ректор Опольского университета профессор Станислав Славомир Ницея, долгие годы возглавляющий этот замечательный вуз, создал вокруг главного университетского здания настоящий парк из тщательно отреставрированных старинных (из личной коллекции) и современных скульптур.

Уже более 50 лет в Ополе проходит ежегодный фестиваль польской песни.  Его организовал  тогдашний мэр (президент) города  Мусиола Кароль (1905-1983): он построил амфитеатр, в котором и начал проходить фестиваль, прославивший город. Благодарные горожане поставили мэру, 13 лет остававшемуся на своем посту, трогательный памятник: они называют его папа Мусиол. Автор скульптуры – Вит Пихурский - представил добрейшего мэра таким, каким его запомнили жители города, – улыбающимся, в очках, с портфелем и  развевающимся на ветру галстуком, бегущим от здания Воеводского управления к зданию ратуши, всё время решающим какие-то проблемы. В этот бронзовый портфель и сегодня можно опустить как в почтовый ящик письма, просьбы, пожелания. Спустя десятилетия папаша Мусиол продолжает служить любимому городу.

За последние двенадцать лет у опольских студентов появилась возможность каждый день, приходя на занятия, встречаться с выполненными в человеческий рост бронзовыми изваяниями известных польских артистов, композиторов и авторов песен, творчество которых неразрывно связано с их родным городом. Это режиссер и теоретик театра Ежи Гротовский, создавший в Ополе театр-лабораторию «Театр 13 рядов», певец, рок-музыкант и композитор Чеслан Немен, солист группы «Акварель» и исполнитель песни «Странный мир», ставшей в 1967 году самой известной песней протеста и гимном молодежи конца 60-х годов, поэта, певца, композитора и художника Марека Грехуты, получившего в 1971 году главный приз Опольского фестиваля за песню «Хоровод».

Совсем недавно – в 2010 и в 2013 годах - на Университетском холме появились ещё три скульптуры - композитора Ежи Васовского и поэта Ереми Пшиборы, создателей легендарного телевизионного «Кабаре джентельменов в возрасте», ставшего культовой, а также поэта и сатирика Ионаша Кофты, автора нескольких хитов Опольского фестиваля. Ионаш поднимается по ступенькам, словно собирается войти в университетскую дверь: поэт любил вспоминать, что так и не получил высшего образования. Сегодня польские остряки шутят, что, став знаменитым, он наконец решил наконец поступить в университет. Авторы скульптур – преподаватели Опольского университета Мариан Моленда и Вит Пехурски. Первая из этих современных скульптур была открыта в 2002 году – в память о популярной польской поэтессе Агнешке Осецкой, на её стихи написано около двух тысяч песен. Их хорошо знали и в России – благодаря переводам дружившего с писательницей Булата Окуджавы, ещё в 1966 году посвятившего ей песню «Прощание с Польшей», в которой есть такие слова: «Мы связаны, поляки, давно одной судьбою // в прощанье и в прощенье, и в смехе, и в слезах..»

Преподаватели Опольского университета гордятся, что почётную докторскую степень их вуза принял в своё время Папа Римский Ян Иоанн Второй. Сегодня об этом напоминает мемориальная доска на стене главного университетского здания, открытая 2 апреля 2006 года – в первую годовщину его смерти. На университетском холме нам показали могилу епископа Иоанна Кропило – старшего сына князя Болько Третьего и княгини Анны, потомков князей из династии Опольских Пястов, умершего в Ополе в 1421 году и завещавшего городу большую сумму денег. Именно благодаря его щедрости, здесь построили каменные дома, первую городскую больницу, укрепили городские стены.

Символ Ополе –  старинная Пястовская башня, возвышающаяся над городом на 42 метра. В готическом стиле её построили в начале Х1У века рядом с замком князей из династии Пястов. Старожилы утверждают, что летними ночами на башне появляется дух девушки Офки – невесты Яна Второго Доброго, последнего князя из династии Пястов, выбросившей подаренное князем кольцо. Обиженный князь велел замуровать её в подземелье башни, а сам так никогда и не женился, уйдя из жизни в 1532 году, не оставив потомства.

Рассматривая расположенный рядом с ратушей дорожный указатель, мы узнали о городах-побратимах Ополе – Белгороде в России, Ивано-Франковске на Украине и Потсдаме в Германии.

 

Лола Звонарева

Москва – Ополе – Москва 



Кольцо А
Главная |  О союзе |  Руководство |  Визитная карточка |  Персоналии |  Новости |  Кольцо А |  Молодым авторам |  Открытая трибуна |  Видео |  Наши книги |  Премии |  Приемная комиссия |  Контакты
Яндекс.Метрика