Функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям
Союз Писателей Москвы  

 

 

Foto1

 

 

(...в продолжение темы «Хранят так много дорогого»)

 

   Татьяне Кузовлевой

     

...Хранятся у меня номера «Панорамы»,  создателем, издателем и главным редактором которой я был 20 лет – с 1980 по 2000 годы, хранятся и  книжечки (подшивки?) десятка «толстых» журналов, с произведениями тех авторов, с которыми у меня сложились добрые, а порой и дружеские отношения.  Среди журналов -  «Континент» Владимира Максимова;  «Время и мы» Виктора Перельмана, даже и охальная «Мулета» Толстого-Котлярова с первыми опусами Эдика Лимонова. …

Они  мне дороги не потому только, что случались  в  них публикации моих текстов, но с этими журналами  ушла славная эпоха русского слова «в изгнании». Или всё же в посланьи? - как было у Романа Гуля: «Мы не в изгнаньи – мы в посланьи»... 

В этом же ряду «хранящих так много дорогого» называю ставший мне по многим причинам самым близким журнал «Кольцо А», выходящий под эгидой Союза писателей Москвы. Создал журнал в 1992 году  тогдашний  Первый секретарь СПМ, поэт и переводчик  Владимир Савельев, а редактировала -  вплоть до весны 2013 года - Татьяна  Кузовлева.     

Первыми авторами журнала стали Булат Окуджава, Юрий Нагибин, Валентин Оскоцкий, Борис Чичибабин, Роберт Рождественский, Александр Иванов, а позже –  Римма Казакова, Евгений Весник…Окуджава напутствовал выход первого номера "Кольца А" словами: "...Я бываю счастлив, когда появляются новые издания. Но не испытываю разочарования, когда они гаснут, ибо это свидетельствует о том, что они прожили свою жизнь до конца. Будем надеяться, что и у  альманаха «Кольцо А» будет своя жизнь. Подчёркиваю – своя и до конца…».

Отличалось «Кольцо А» от большинства появившихся тогда родственных изданий исключительным литературным вкусом  –  в  этом журнале  почти не было случайных, «проходных» материалов.

 

Меня судьба наградила дружбой с  Татьяной Кузовлевой..  В недавно изданной моей трилогии «Между прошлым и будущим»  ей посвящена одна из главок -  «Наш человек в Москве». А между тем,  прошло 5 лет со дня оригинальной  публикации этого текста в «Панораме»…

Говоря о ней, общими словами не отделаться,  не отписаться, да и в голову такое не приходит, потому что - Таня Кузовлева.  Определяющие черты её характера - любовь к людям, доброжелательность:

 

 ...Твори добро — 
                                             Нет большей радости...

 

И ещё из её стихов: «...Оружье сильных — доброта». При этом она изначально доверчива и даже, бывало, чересчур, но доверчивость эта есть продолжение ее удивительной доброты. Не все встречные оказывались достойны ее расположения, и когда такое бывало, они вычеркивались из круга ее общения. Навсегда... Редко, к счастью,  такое случалось: она во всем талантлива, и среди многих её талантов есть умение, даже дар  – распознать правильного человека. 

Хотя  вспоминаю забавный случай: возвращалась она домой, цыганка у метро «Динамо» остановила её, попросила разрешения погадать на судьбу. Не верит Татьяна ворожеям, но тогда пожалела тетку с прицепившимися к ее подолу цыганятами, а придя домой, недосчиталась в своей сумочке из только что полученной зарплатой немалой суммы. Потом она и сама над собою смеялась, рассказывая об этом житейском эпизоде.

Скромная, чей принцип жизни «не высовываться», она каким-то образом, волею Провидения всегда остается на виду – в поэзии прежде всего, но и в общественных делах, от которых не могла и не может по сей день отказаться – в секретариате Союза писателей  Москвы, в Центральном Доме литераторов... Потому что знает - там она нужна.

Говоря о ее поэтическом даре, позволю себе вернуться к своей прошлой, посвященной ей публикации, повторив еще одну выдержку из той главки:

«... При философичности, глубоком подтексте строфы ее не только не тяжелы, но воздушны. Они действительно как бы парят «между небом и небом» – так был назван один из ее сборников». Но они и действенны, активны - «Да святится правило земное - жить не разрушая, а творя...».

В литературе Татьяна не оставалась незамеченной с самых первых  стихов, опубликованных в «Комсомольской правде», в «Юности», - это были 1959-60 годы. «Первым «живым» поэтом, принявшим участие в моей судьбе, был Михаил Аркадьевич Светлов, – вспоминает она. - Одно из важных тогда для меня стихотворений «Мастер» посвящено ему». Потом пришли подборки ее стихов в «Литературке», в «Культуре»,  «Новом мире», в  «Дружбе народов»...Первый сборник стихов Кузовлевой «Волга» рекомендован был к печати IV Всесоюзным совещанием молодых писателей в 1964-м и вышел в том же году.

Казалось, совсем недавно я говорил ей: «Но почему у тебя нет опубликованной прозы?» Кто-то выразился про Леонида Мартынова: «Он будто кончиками иглы выбирает самое нужное слово и ставит его в самое правильное место» - очень точно и совсем, как о Татьяне, добавлю сегодня. А она тогда отнекивалась: «Да не смогу я...». Наверное, должно было подойти время, когда она сама решится, и теперь - еще как смогла! - после 20 поэтических сборников пошла и проза, И какая – «Мои драгоценные дни»:  об Ольге Заботкиной,  Михаиле Светлове, о Юлии Друниной, Борисе Слуцком, о Белле Ахмадулиной, Римме Казаковой, об Алексее Каплере, Борисе Васильеве…

Мне досталась честь несколько лет назад представить ее «Панораме» - редакции, читателям нашего еженедельника - поначалу стихами, а потом и лично. Возникшие вскоре дружбы её с сотрудниками редакции были не случайны: главный редактор Ирина Паркер и издатель Евгений Левин – им сам Бог велел ценить и благоволить замечательному автору и посреднику для московских коллег в их отношениях с «Панорамой».

Соколовская Саша - автор неисчислимого множества обзоров в газете, порою на самые неожиданные темы, но всегда увлекательных,  с Татьяной постоянно на связи, теперь, главным образом, с помощью телефона, не упуская, однако,  случае передать через меня друг другу добрые слова и приветы.         

В нечастые мои приезды в Москву  Татьяна ввела меня в круг своих московских коллег, друзей. Как правило, они оказывались людьми  достойными, обладающими безусловной порядочностью и душевным теплом...

Только ведь и я здесь, в Штатах, пытаюсь ответить ей тем же – свел ее со своими замечательными друзьями. Когда Таня приезжала в Калифорнию, дома у меня непременно объявлялись не только они, но и те, с кем связывали Татьяну годы знакомства еще по их российской «доэмиграционной» жизни...              

Случилось нам с Татьяной однажды выступать  вместе  в Словакии - я помню, с каким почетом и уважением ее там принимали. Да, Татьяна Кузовлева - лауреат престижных литературных премий. Главное же, помимо поэтического дара, чем наградила ее сама жизнь – любовь друзей и глубокая их к ней привязанность.

И вот - Юбилей... Но как-то не вяжется применительно к ней это слово: должно же оно звучать громогласно и торжественно, под фанфары - не так ли?... Какие – фанфары?! Круглая дата – да. Улыбки – да! Дружеские объятия,– да! Это – для Татьяны.

Говорят, годы не красят... Не часто, но есть люди, которых еще как красят!  Таня - это как раз тот редчайший случай. Светлый она человек, и я восклицаю сегодня: с Днем рождения, Ваша светлость, Замечательная Татьяна Витальевна Кузовлева! - и мне вторят моя семья, названные и не поименованные  друзья из США, сотрудники и руководители редакций «Панорамы» и «Пятницы-экспресс».

 

Александр Половец, 

президент Американского фонда Булата Окуджавы,

член Русского ПЕН-центра и Союза писателей Москвы

 

Лос-Анджелес,

10 ноября 2014 года

 



Кольцо А
Главная |  О союзе |  Руководство |  Визитная карточка |  Персоналии |  Новости |  Кольцо А |  Молодым авторам |  Открытая трибуна |  Видео |  Наши книги |  Премии |  Приемная комиссия |  Контакты
Яндекс.Метрика