Функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям
Союз Писателей Москвы  

В «сталинской» высотке на Котельнической набережной, где жили и живут очень известные деятели литературы и искусства, с 1966 по 2010 год жил Поэтарх Всея Руси Андрей Вознесенский, который ушёл от нас в «мир иной» три года назад в возрасте 77-ми лет. И вот вчера на стене высотки была в память о поэте открыта мемориальная доска с его барельефом и с его начертанными на ней стихами «Ты меня никогда не забудешь…» из рок-оперы Алексея Рыбникова «Юнона и Авось», отрывки которой звучали перед началом торжественной церемонии.

На импровизированной эстраде, застеленной красным паласом, выступили у микрофона близкие поэту люди: вдова и муза Андрея Вознесенского писательница Зоя Богуславская, поэты Олег Хлебников, Юрий Кублановский, бывший заместитель главного редактора журнала «Юность» и бывший главный редактор журнала «Крокодил» Алексей Пьянов, издатель собрания сочинений Андрея Вознесенского «Прожилки жизни», лауреат независимой премии «Парабола» литератор Алексей Костанян, актер и кинорежиссер Евгений Герасимов, дирижер Владимир Спиваков, композитор Алексей Рыбников и другие. Каждый из них сказал своё слово.   

Олег Хлебников сказал, что «Вознесенский был новатором» и что «в его стихах много волшебства, в том числе и в его рифмах, как, например, в стихотворении:

 

Ты молилась ли на ночь береза?

Вы молились ли на ночь,

запрокинутые озера

Сенеж Свитязь и Нарочь?

 

Палиндромная рифма «береза – озера» позволяет березе отражаться в озере, и всё это волшебство присходит на глазах читателя, он видит всё это.

Вознесенский следовал замечательному завету Ахматовой, которая говорила: «Надо, чтобы вашу поэзию читали молодые». И, пожалуй, на протяжении всей второй половины ХХ-го века, с конца 50-х годов, и на протяжении всего первого десятилетия ХХI-го века, у нас не было такого поэта, которого бы так любили молодые читатели, как они любили Вознесенского. И это -  залог того, что Вознесенский будет продолжать оставаться одним из самых читаемых поэтов».

Алексей Рыбников сказал: «Для меня большая честь то, что на открытии мемориальной доски прозвучала моя музыка из рок-оперы на стихи Вознесенского «Юнона и Авось». Вознесенский всегда был для меня недосягаемым. Я даже никогда не мечтал и не думал, что мы с ним будем работать вместе, но произошло чудо. У нас в России поэт – больше чем поэт. Поэт у нас - это и пророк, и духовный лидер народа. Поэтов у нас любили, били, убивали во все времена. Так было с Пушкиным, Лермонтовым, Есениным, Маяковским, Мандельштамом, Цветаевой, Ахматовой, Пастернаком… Били и Вознесенского, на самом высоком уровне, но Вознесенский устоял и не изменился ни на йоту. Изменилось время. В наше время поэтов не убивают, не бьют — их просто не слушают и не замечают. У нас есть интересные поэты, но мало кто знает о них. Может быть, должно пройти какое-то время, чтобы о них узнали. Эта доска не нужна Вознесенскому — она нужна всем нам, в память о нём. Когда мы с ним работали вместе, он показывал мне свои стихи, а я показывал ему свою музыку, и у нас что-то получалось в самом деле хорошо, и мы говорили: «Ну, это (написано, сделано) золотом по мрамору». Доска Вознесенскому – это не золотом по мрамору, но очень похоже. Вся поэзия, все стихи, вся жизнь Вознесенского - словно золотом по мрамору. Спасибо Вознесенскому за всё! И спасибо всем, кто работал над мемориальной доской и собрал всех нас здесь».

Алексей Пьянов сказал о том, что «Вознесенский былсамоироничным человеком и поэтом и очень озорным, а не только серьёзным, он написал много весёлого, он был гений. Его первая книга «Парабола» стоила 1 рубль, а с 1961 года - 10 копеек, но его поэзии нет цены, и его метафорам. В одном стихотворении у Вознесенского планета Земля – это арбуз в сетке-авоське:

 

Земля мотается в авоське

Меридианов и широт.

 

Кто еще из поэтов увидел нашу планету вот такою? Никто, кроме Вознесенского.

Мне кажется символичным то, что мемориальная доска Вознесенскому нашла свое место именно на московском высотном здании, на высотке, потому что поэзия Вознесенского — это тоже одна из высоток на бескрайнем поле мировой поэзии».

Евгений Герасимов сказал: «Я счастлив, что (как депутат Мосгордумы) имел непосредственное отношение к открытию мемориальной доски Андрею Вознесенскому, участвовал и помогал в создании этой доски и имел возможность хотя бы так прикоснуться к великому поэту Андрею Вознесенскому.  

Я думаю, что москвичи и гости столицы будут часто бывать здесь. Они будут знать, что у них есть место, куда они могут прийти почитать стихи, услышать блестящие песни Вознесенского. Сейчас на эстраде, в шоу-бизнесе, мало песен, которые затрагивают сердце. А песни Вознесенского, какую из них ни возьми, докасаются до самого сердца, как и любое его произведение: вспомните «Антимиры» — блестящий спектакль на Таганке, «Юнону и Авось»… Потрясающие работы. Велик, велик Вознесенский!

 

Течет черная вода из крана,

Течет ржавая, настоявшаяся,

Течет ржавая вода из крана,

Я дождусь, пойдет настоящая.

 

Юрий Кублановский, который много чем обязан в своей жизни Вознесенскому, сказал: «Пятьдесят лет назад, после хрущёвского погрома, я, совсем ещё молодым и никому неизвестным, поехал из Рыбинска в Москву, чтобы поддержать Андрея Вознесенского, чьи стихи я тогда читал, знал и любил, я приехал к нему на Красносельскую… С тех пор прошло пятьдесят лет, но незабываемый миг моей первой встречи с ним помнится мне до мелочей, как и его поэзия.

 

Прощай, моя мама,

у окон

ты станешь прозрачно, как кокон,

наверно, умаялась за день,

присядем…

 

Поэзия Андрея Вознесенского осветила собой мою жизнь».

Алексей Костанян сказал: «Мне посчастливилось издавать книги Андрея Вознесенского, его собрание сочинений. Когда читаешь какого-то поэта, как понять: хороший он поэт или плохой? Если его хочется читать, если он потрясает твою душу, значит - он хороший поэт. Андрей Вознесенский своей поэзией потрясал и поражал не только душу, но сознание и ум. Это великий, гениальный поэт!»

Владимир Спиваков прочитал у микрофона стихи Вознесенского:

 

«В человеческом организме

девяносто процентов воды,

как, наверное, в Паганини,

девяносто процентов любви.

 

Даже если - как исключение -

вас растаптывает толпа,

в человеческом назначении -

девяносто процентов добра».

 

На церемонии прозвучало много благодарных слов в адрес скульптора Михаила Дронова и архитектора Михаила Крихели - авторов мемориальной доски Вознесенскому на Котельнической, и в адрес всех, кто участвовал в создании и открытии доски, и, разумеется, в адрес Зои Богуславской, не только верной жены, спутницы жизни и прекрасной музы поэта и не только замечательной писательницы, но и «великой женщины», которую поэт выбрал, как выбирают судьбу, и которая поддерживала поэта всю свою жизнь, а теперь увековечивает память о нем и может служить наглядным примером силы духа, самоотверженности и подвижничества, прозвучали и благодарные слова в адрес сына Зои – Леонида Богуславского, который во всем поддерживает ее…

Выступила и сама Зоя Богуславская, изящная, со своей фирменной волнистой стрижкой, современная русско-европейская дама, в белых брюках и в бело-сиреневом клетчатом пиджаке, она сказала, что для нее этот радостный для всех день - не только радостный, но и печальный, потому что сравнялось уже три года, как нет Андрея: «Очень трудно мне соединить эти три года со своей жизнью и со своей личной привязанностью к нему, и осознать, что его нет, мы прожили с ним вместе 56 лет. День открытия мемориальной доски Андрею Вознесенскому символически совпал с днем рождения Пушкина, но это получилось случайно (хотя ничего случайного в жизни, наверное, не бывает).      

Андрей всегда думал только о поэзии. У него была и (проникновенная интимная) лирика, и стихи с молитвами, и стихи с ненормативной лексикой -  «А на фига?» (и своя художественная система)... Его Богом был русский язык. Катаев когда-то сказал, что каждая книга Вознесенского – это депо метафор. Андрей Вознесенский всегда искал в поэзии самое яркое слово, самое образное соединение слов. Ради этого он даже когда много лет болел, вставал и писал стихи, а когда уже не мог писать, диктовал их мне. До самого последнего дня, до самого последнего своего вздоха. 

Спасибо всем, кто пришёл сюда, здесь я вижу много поэтов, писателей (среди которых и Вадим Рабинович, и Сергей Мнацаканян, и Герман Гецевич и другие. – Н. К.) …Спасибо архитектору Михаилу Крихели, который на протяжении многих лет был самым близким другом Андрея Вознесенского и который участвовал в создании доски как соавтор скульптора Михаила Дронова. Спасибо моему сыну Леониду Богуславскому, без которого я не смогла бы собрать весь архив поэта, все его видеомы… и не смогла бы учредить Фонд имени Андрея Вознесенского и независимую премию «Парабола», девизом которой стали строки поэта:

 

Идут к своим правдам

по-разному храбро,

Червяк – через щель,

человек – по параболе…

 

Эту премию мы будем присуждать талантливым людям, поэтам, писателям, артистам, режиссёрам, будем устраивать вечера памяти Андрея Вознесенского, открывать новые имена.

Спасибо вам всем за память о нём, за любовь и внимание к нему и к его стихам! За то, что вы сделали день открытия доски праздником!»

Открытие доски Андрею Вознесенскому состоялось 6 июня 2013 года, и все говорили, что оно не случайно совпало с днем рождения Пушкина, хотя никто из организаторов не приурочивал праздник Вознесенского специально ко дню рождения Пушкина, и все говорили, что Пушкина и Вознесенского, при всём их различии, многое объединяет, и главное то, что они оба – новаторы поэзии, новаторы языка, и оба – гениальны, каждый по-своему. «Бывают странные сближения…» И такое «странное сближение» Пушкина и Вознесенского произошло 6 июня на Котельнической набережной, где собралась интеллигенция Москвы, к которой добавились и гости столицы.

По окончании торжественной церемонии присутствующие возложили к стене с мемориальной доской цветы… среди которых были и воспетые Андреем Вознесенским розы, и воспетые им гианцинты, и воспетые им васильки…

«Андрей Вознесенский будет!» - сказал когда-то Андрей Вознесенский в своем стихотворении «Осень в Сигулде». Эти слова Андрея Вознесенского, «пророка в своем отечестве», становятся (и уже стали) пророческими!

Нина Краснова

9-10 июня 2013 г.

Москва

 

            Foto 1

 

          Foto 2         Foto 3 

 

         Foto 4                    Foto 5



Кольцо А
Главная |  О союзе |  Руководство |  Визитная карточка |  Персоналии |  Новости |  Кольцо А |  Молодым авторам |  Открытая трибуна |  Видео |  Наши книги |  Премии |  Приемная комиссия |  Контакты
Яндекс.Метрика