Функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям
Союз Писателей Москвы  

Собиратель крупинок

1

 

Н.В. Кривошеин, Ю.А. Рыжков. Петр Николаевич Черменский: жизнь и деятельность выдающегося краеведа. – М.: «Древлехранилище», 2011. – 315 с. – 500 экз.

 

Для жителя столичного города, избалованного большим количеством музеев, учреждений культуры, да и просто исторических памятников, трудно понять, с какими сложностями в изучении прошлого своей «малой» родины сталкиваются провинциальные ученые. А ведь именно в провинции живет большая часть жителей нашей страны. Энтузиасты-краеведы, – а очень часто это люди без научных степеней и специального образования – стремятся не только собрать и сохранить сведения об ушедших временах, но и привить людям уважение к собственному прошлому, чтобы не жили они, словно манкурты.

Трудной судьбе одного из таких провинциальных подвижников отечественного краеведения, талантливого ученого-историка Петра Николаевича Черменского, посвящена книга, выпущенная московским издательством «Древлехранилище». По сути, это не просто биография одного замечательного человека, но серьезное исследование истории становления и развития в первые послереволюционные десятилетия краеведения и музейного дела всего Центрального Черноземья. Одновременно это еще и летопись поколения провинциальных ученых, на чью долю выпало пережить сразу две эпохи в истории нашей страны.

Увы, П.Н.Черменскому, которого сегодня считают «одним из самых ярких исследователей средневековья Юга России», не удалось оставить после себя обширного научного наследия, да и автобиографию ученый успел довести только до 1912 года. Поэтому авторам книги – Николаю  Кривошеину и Юрию Рыжкову пришлось буквально по крупицам собирать сведения о его жизни и творчестве.

1916

Родившийся в небогатой, но вполне благополучной семье в тамбовской глубинке, будущий историк, благодаря своим талантам и усердию, получил высшее образование в Петербурге и готовился к блестящей столичной карьере. Но судьба распорядилась иначе. В результате событий октября 1917 года и надвигавшейся на столицу угрозы голода он вынужден был прервать научно-преподавательскую работу, уехал к родственникам в тамбовский городок Лебедянь и всю жизнь посвятил изучению истории российской глубинки.

Вначале далекий от политики молодой ученый пытается привлечь внимание к прошлому родного края, активно используя свои знания и талант энергичного пропагандиста и целеустремленного организатора музейного дела. Переехав в Тамбов, он исследует архивы, организует культурно-просветительские кружки, участвует в создании краеведческого общества, руководит Тамбовским народным музеем, занимается научной деятельностью.

Подобно многим российским интеллигентам с дореволюционным «стажем», П.Н.Черменский старается принести пользу своей стране, считая народное просвещение важнейшей своей задачей. Однако новой власти, с подозрением относящейся ко всему «несоветскому», нужно не столько образование, сколько идеологическое воспитание населения. И если в 20-е годы краеведов с трудом, но все-таки терпят, то с началом коллективизизации обстановка в стране резко меняется. Начинается активное разрушение церквей, других исторических памятников, а самих краеведов сначала обвиняют в «гробокопательстве» и преклонении перед прошлым, а затем и вовсе подвергают репрессиям по политическим обвинениям.

В начале тридцатых годов в Москве и Ленинграде начались расправы над профессорами-гуманитариями по так называемому «Делу Академии наук». Было арестовано 115 человек, среди которых крупнейшие советские историки С.Ф.Платонов (автор самого знаменитого дореволюционного учебника по русской истории), Е.В.Тарле, С.В.Бахрушин, В.И.Пичет и др., а следом за этим аресты прокатились по всему Черноземью. Фабрикуется «дело» Воронежской областной контрреволюционной монархической организации «Краеведы», руководителем которой объявляется известный воронежский историк профессор С.Н.Введенский.

 Ученых и других представителей интеллигенции обвиняли по самым невероятным обвинениям, включая шпионаж, вредительство и даже попытку свержения советской власти. Но на самом деле цель преследовалась одна – отсечь людей от их корней и традиций, разрушить любовь к прошлому своей страны.

После этих событий историческое краеведение в СССР фактически заглохло, основное внимание стало уделяться изучению послереволюционных событий. Да и само «Дело краеведов» было прекращено только в 1978 году – «за отсутствием события преступления». По абсолютно надуманному обвинению безвинно пострадали 92 человека: пятерых приговорили к расстрелу, а остальные получили различные сроки, в их числе и П.Н.Черменский, приговоренный к 10 годам в Соловецком концлагере. И только в 1939 году он был освобожден досрочно, за работу на строительстве знаменитого Беломорканала.

Заключение тяжело отразилось на личности П.Н.Черменского. Он стал более осторожным, замкнутым, старательно избегал любой административной работы. О возвращении в большую науку речи уже не шло. Настоящей жизненной трагедией было то, что остался нереализованным огромный потенциал ученого, который был в нем заложен. На склоне лет П.Н.Черменский с горечью говорил: «Подчистую все 30-е годы вычеркнули из моей жизни. За что – убей не знаю…».

Война застает ученого в Курске, и он находит в себе силы бороться за спасение экспонатов городского краеведческого музея. Именно благодаря П.Н.Черменскому был предотвращен разгром музейных залов, и большая часть его экспозиции и фонды были спасены. В послевоенные годы жизни ученый занимался археологией Курского края и Тамбовщины, преподавал. Но наиболее важной своей задачей он по-прежнему считал работу по историко-патриотическому воспитанию подрастающего поколения. В этом он видел залог будущего успеха своей страны. «Природный оптимизм и глубокий интерес к историческим изысканиям всегда поддерживали меня и вселяли надежду на преодоление трудностей и невзгод жизни», – писал ученый на склоне лет.

Долгая жизнь П.Н.Черменского, – а прожил он 89 лет – вместила многое. Кажется, что самой судьбой ему было предначертано стать своеобразной связующей нитью между старой и новой школами отечественного краеведения. Труды ученого не пропали даром. Возрожденный уже после его смерти Лебедянский краеведческий музей, который П.Н.Черменский создал в 1919 году, ныне носит его имя. Во многих городах Черноземья воссозданы краеведческие общества. Но самое главное, люди в России в последние годы начинают активнее интересоваться своей историей, то есть тот нравственный посыл, который передали нам настоящие подвижники местного краеведения, такие ученые, как П.Н.Черменский, находит своих адресатов и последователей.

 

Александр Себелев

 

Опубликовано: "Литературная газета" (№1-2 (6353), 18 января 2012)

http://www.lgz.ru/article/18083/



Кольцо А
Главная |  О союзе |  Руководство |  Визитная карточка |  Персоналии |  Новости |  Кольцо А |  Молодым авторам |  Открытая трибуна |  Видео |  Наши книги |  Премии |  Приемная комиссия |  Контакты
Яндекс.Метрика