Функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям
Союз Писателей Москвы  

2009

Наталья ПОЛЯКОВА

Родилась в городе Капустин Яр Астраханской обл. С 16 лет публикуется в периодической печати. Окончила  Литературный институт им. Горького. Участница Московского совещания молодых писателей в Переделкине; Международных Форумов молодых писателей России, СНЕГ и зарубежья («Липки») и др. Лауреат литературного конкурса «Так начинают жить стихом» (2001).

 

* * *

Перетечь в бытие поспешив

без пробелов и пятен,

словно отрок, мир нежен и лжив,

близорук и невнятен.

 

И дорогой, на ощупь, в ночи,

по примятым сугробам,

волоча свою ношу, молчи

всяк, идущий за Гробом.

 

Выдыхая клубящийся пар,

и глупец, и мыслитель,

принимай, человече, сей дар,

жизни жалкий проситель.

 

А истлеешь, тряпичный фетиш,

сколько нитке ни виться,

если ты себя – здесь – не простишь,

там – простится.

 

 

Сага о московском пешеходе

(опубликована в Интерпоэзии)

 

1.

Вот зима покидает в клубах снегопада и мыле

город хватких реклам и подержанных автомобилей,

 

и потерянных улиц, и граждан ее неимущих,

и наемных рабочих, ночами дороги метущих.

 

Сквозь разбухший асфальт проступают уток и основа –

этот сон по весне повторяется снова и снова.

 

Это ветхая жизнь вновь берется за глажку и штопку,

сортируя тряпье, отправляя ненужное в топку.

 

2.

И дрожат лоскуты восходящего терпкого дыма

над домами и прочим в чаду городского мейнстрима.

 

И спешит пешеход перейти на зеленый погасший,

на ходу оступается в едкой бензиновой каше.

 

Повторяй вслед за ним этот опыт случайных падений,

чертыхайся, вставай, оставляя следы от коленей.

 

Заблудись в переулках столицы – то рваной, то ровной –

Отыщись в запустелом дворе за гудящей Садовой.

 

Остановок разбитых, ларьков и контейнеров ржавость –

позвонки продуваемых улиц. Не холод, но жалость

 

пробирает до дрожи. А может быть – мартовский ветер.

Раскачает фонарь, и фонарь пoлдороги осветит.

 

3.

Словно ворох газет, словно старые вещи на выброс,

возвращаются птицы в разбитые гнезда на вырост.

 

Эти пятна в ветвях, как разбухшие шляпы из фетра.

И, срезая крылом холодок ослабевшего ветра,

 

нам одним не вернуться – нам некуда здесь возвращаться.

Приглушеннойтоской и прощанием встречи сочатся.

 

Где был дом у реки, там штыри и сухие будылья.

Осторожно снимай отсыревшие тяжкие крылья.

 

Над водой провода и мостов почерневшие скобы –

посмотри на канал, помеси башмаками сугробы.

 

И иди к остановке трамвайной, на вымпел похожей,

обескровленным, то есть, бездомным прохожим.

 

4.

Вот, подъедет трамвай, разгоняя наплывшую скуку,

И покатится прочь, узнавая маршруты по стуку.

 

А придешь на вокзал, закажи себе водку с нарезкой.

Не бери на обратный, одной обойдешься поездкой.

 

Отправляйся, спеши: керосиновый, дачный, звенящий,

лес растет корабельный, тугими ветвями гудящий.

 

Отправляйся к истокам вечерней пустой электричкой.

Где бетон уступает темнеющей кладке кирпичной.

 

Где кирпич уступает замшелой сухой древесине.

Где за полем река. Где река подо льдом темно-синим.

 

 

* * *

Из дома выйдешь – втянет в канитель:

двора сипит пустующая ниша,

над ним рассвета смятая постель,

и лес молчит во всех значеньях нищий.

 

Идешь на вспышки быстрые машин,

они точней запечатлеют время,

где нет тебя, где галстука зажим

существенней, как символ поколенья.

 

Так детство узнаешь наверняка

по скрипу колеса тяжелой «камы» –

и диафильм твой тянется, пока

таджик на велике спешит к универсаму.

 

Лови момента кинутый пятак,

просматривай живую фильмотеку:

дрались за двор, болели за Спартак

и по субботам шли на дискотеку.

 

Разбит сейчас там рынок вещевой.

Бесценных книг возьми на распродаже.

Петляй между рядами чуть живой

в дыму шашлычном, в хламе трикотажном.

 

А рядом стройка, котлована падь,

и стрелка крана в воздухе повисла.

И можно даже не переезжать:

от перемены мест… за переменой смысла.

 

 

* * *

доставали луну из колодца

в четыре руки

от сиротства до донкихотства

колпак и чулки

 

расцарапана в кровь власяницей

худая спина

только мельница страшно вертится

во все времена

 

а земля затянулась потуже

ремнями дорог

Санчо запил и больше не служит

а Дон Кихот слёг

 

отпустил своего иноходца

пастись в поводу

родила Дульсинея уродца

ему на беду

 

помешалась совсем роженица

и выгнала слуг

кровь густея все тише сочится

после потуг

 

здесь Россия Мигель осторожно

увязнешь в снегу

Росинант ловит воздух тревожный

ноздрёй на бегу

 

 

* * *

Нас как будто забыли на острове.

Нет торговцев и набережная пуста.

Сиротливых палаток ржавеют остовы.

Кусок пирса или строящегося моста –

 

непонятно что – разрезает волны.

Царапает небо кривой кинжал

гор молодых. Розовеют склоны.

Ветер меняет вектор. Плечи дрожат.

 

Обнимаешь и поворачиваешь, как в танце,

напевая щемящий рыбацкий мотив.

Мы заблудились, мы два иностранца,

наши вещи уплыли – прилив.

 

Ни коньяки и ни ирландские виски

не согревают так на сыром песке,

как руки твои. Облака – тяжелы и низки.

Вена пульсирует на виске.

 

 

* * *

Две пересадки сердца за поездку,

две пересадки с серой –  на твою

оранжевую ветку. Три отрезка

пути – в головокружении стою.

 

А в переходах мечется и вьется,

то жмется к стенам, то взмывает вверх

живая музыка, как бы со дна колодца,

вдоль эскалаторов, волнуя всех.

 

Стремительно пространство открывалось.

И в воздухе от скрипки и смычка:

то осени пронзительная жалость,

то лета перьевые облака.

 

 

* * *

В сиротском мире машин и бетона,

Друг друга оставив, кто мы теперь?

Путники, идущие без посоха и хитона,

в единстве времени и потерь.

 

С каждым днем жизнь плотнее и глуше.

Вбираем землю, становясь землей.

Всепрощающей, всезабывающей сушей –

слежавшейся почвой сырой.

 

Но судьба прорастает из текста –

как побег из продрогшей земли.

Логос – благословенное место,

где мы выжили бы. Если б смогли.

 

 

ОТКЛИКИ

Жюри премии «Начало»:

19 мая 2009 года в Малом зале ЦДЛ состоялось в первый раз вручение премии  имени Риммы Казаковой «НАЧАЛО» молодому поэту  Наталье Поляковой.

Первый секретарь Союза писателей Москвы  Евгений  Сидоров прочитал решение Жюри о присуждении ей  премии.

Выступившие  Галина Нерпина, Сергей Филатов, Татьяна Кузовлева, ученица Риммы Казаковой – Нателла Лалабекян, по инициативе которой была организована премия, Кирилл Ковальджи, Елена Исаева, Ирина Ракина вспоминали добрыми словами Римму Казакову, её пристальное внимание к  стихам литературной молодёжи.

Нателла Лалабекян, посвятившая одну из своих книг Римме Казаковой,  достойно переняла у своей наставницы эстафету поддержки  молодых поэтов, подтвердив  реальную   связь литературных поколений.

В этот день звучали стихи  трёх поэтов – Риммы Казаковой, Нателлы Лалабекян и Натальи Поляковой. Звучали песни на стихи Риммы Казаковой и Нателлы Лалабекян.

В заключение торжества Наталье Поляковой  были вручены диплом лауреата, цветы и заветный конверт с премией.

Затем «свежий» лауреат прочитала свои стихи, тепло встреченные собравшимися.

 

 

 

В Москве вручили премию имени поэтессы Риммы Казаковой

Наталья Полякова

 

Первая литературная премия имени Риммы Казаковой "Начало" была вручена 19 мая поэтессе Наталье Поляковой, сообщает РИА Новости со ссылкой на пресс-секретаря Союза писателей Москвы Александра Герасимова. Премия была присуждена с формулировкой "За яркое начало творческого пути". Церемония вручения почетного диплома состоялась в Центральном доме литераторов…

https://lenta.ru/articles/2016/09/01/mylenta2/

 

 

 

Александр ПЕРЕВЕРЗИН

Меньше формы – больше Риммы

 

 

Наталья Полякова с удовольствием дает интервью
(Фото автора)

 

В Малом зале ЦДЛ состоялось вручение премии имени Риммы Казаковой «Начало». В жюри премии, учрежденной Союзом писателей Москвы, вошли поэты Кирилл Ковальджи, Елена Исаева, Татьяна Кузовлева, Галина Нерпина. Возглавил жюри Первый секретарь СПМ Евгений Сидоров.

Зал с трудом вместил учеников и друзей Казаковой. Портрета в президиуме не было. И хорошо. Римма Федоровна присутствовала в зале незримо, разговаривая со зрителями устами поэтов, читавших ее стихи и вспоминавших о ней.

Евгений Сидоров начал вечер словами о том, что «сегодня будет минимум формальностей. Чем меньше формы, тем больше Риммы». Единственная формальность, о которой необходимо сказать, – регламент премии. Она присуждается молодому (до 35 лет) поэту Москвы или Подмосковья с формулировкой «За яркое начало творческого пути».

Татьяна Кузовлева прочла стихи Риммы Казаковой, заметив, что она обладала исключительной отзывчивостью на творчество талантливой молодежи. Замечательно, что ее «литературные детки» (так Римма Федоровна называла тех, кто шел к ней за советом и помощью) не забывают о ней: меценатом премии выступила ее ученица, поэт из Лос-Анджелеса Нателла Лалабекян.

Кирилл Ковальджи, много лет проводивший вместе с Риммой Казаковой семинары молодых писателей в Переделкине, объявил имя первого лауреата премии. Им стала Наталья Полякова. Кирилл Владимирович представил стихи Натальи, отметив, что они талантливы, глубоки и в них чувствуется важнейшее качество для поэта – работа души.

Наталья Полякова, поблагодарив учредителей и мецената премии, призналась: «Для молодого писателя очень важно почувствовать, что он замечен и понят». Добавив, что Римма Казакова любила своих учеников и верила в них, Наталья сделала то, что и должен сделать поэт – прочла несколько своих стихотворений: «Я изначальность, я земная твердь,/ слежавшаяся комьями земля./ Собаке – лаять. Ворону – лететь./ Но никому не миновать меня.// Вчерашний снег – отвалы и разломы/ оставили на теле рваный след./ Я выходила из глубокой комы,/ как спелеологи – на свет».

Вспоминали Римму Казакову, читали ее стихи Галина Нерпина, Лариса Румарчук. Композиторы Алексей Карелин и Владимир Мурза исполнили песни на стихи поэтессы. В конце вечера Елена Исаева заметила, что все выходившие к микрофону говорили не Римма Федоровна, не Римма Казакова,  настолько близка она всем присутствующим в зале. Сама Римма Федоровна любила, когда ее называли только по имени. Жизнь ее была непростой, но никогда она этого не показывала, нуждающимся помогала, всегда что-то для кого-то пробивала, устраивала. Просто по-другому не умела.

Когда все закончилось, лауреат раздавал интервью и получал цветы и поздравления, в вестибюле ЦДЛ сотрудница Дома литераторов сказала: «Хорошо у Риммы, много народу собралось...»

 

НГ – EX LIBRIS,

28.05.2009



Кольцо А
Главная |  О союзе |  Руководство |  Визитная карточка |  Персоналии |  Новости |  Кольцо А |  Молодым авторам |  Открытая трибуна |  Видео |  Наши книги |  Премии |  Приемная комиссия |  Контакты
Яндекс.Метрика