Функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям
Союз Писателей Москвы  

Наши книги

Валерий Табах. Лучший подарок

 

В новой книге Валерия Табаха "Лучший подарок" – легенды, сказки, этюдовы и рассказы о Москве, Нижнем Новгороде, Ярославле, Казани, Китеже, об Александре Невском, Юрии Долгоруком, Минине и Пожарском, Михаиле Кутузове и других великих людях России, а также о спасателях, десантниках, моряках, танкистах, полицейских.

 

 

Из книги «ЛУЧШИЙ ПОДАРОК»

 

Святой источник

 

Сотни лет тому назад, спасаясь от врагов, воевода Кирилл привел свой народ на Волгу.

На речном берегу построили крепость из камней и бревен и сторожевую башню, где день и ночь дежурили часовые, а в плошке горел огонек. Рядом лежали тревожные факелы, которые немедленно зажигались в случае опасности. Трудолюбивые поселяне выкорчевали пни и распахали пашню. Они выращивали просо, ячмень, рожь, ловили рыбу и ходили на охоту. В окрестных лесах собирали грибы, ягоды и мёд диких пчел. А по вечерам у костров пели песни, водили хороводы и рассказывали разные истории.

Кирилл решил побывать на родине зимой, когда легко передвигаться на санях. Он собрал обоз, взял дружинников, сына Глеба и отправился в путь, как только болота покрылись льдом. Но лёд не выдержал, и сани провалились в студёную воду. С трудом дружинники вытащили Кирилла и Глеба из ледяной полыньи. Их одежда вмиг обледенела, руки и ноги онемели, и они еле-еле могли передвигаться. Решили развести костёр, чтобы обогреться, но вдруг повеяло дымком, и все быстро пошли на запах жилья. И вскоре показалась избушка, где жил старец Пимен.

Старик пригласил всех к себе. Кирилла и Глеба сразу уложили на печку и, подойдя к ним, Пимен протянул им плошку с водой.

– Испейте водицы из источника, и вся хворь, к утру пройдет!

Так и вышло.

– Спасибо тебе, старче, за исцеление, всю жизнь за тебя молиться будем, век тебя не забудем! – благодарили Кирилл, Глеб и дружинники.

– Так не меня благодарить надо за чудесное исцеление, а Святой источник. Я только воду носил да печку топил.

Когда все собрались в дорогу, Глеб попросился остаться у старца. Уж очень захотелось быть возле Святого источника и помогать людям жить в здравии долгие лета.

– Жаль, сынок, что видеться мы впредь редко будем... Родные по тебе скучать будут, но дело задумал ты доброе. Я тебя благословляю помогать людям жить в здравии и оберегать Святой источник, чтобы всегда струилась свежая целительная влага и не засорялся ручеёк долгие годы – сказал Кирилл.

И нынче пьют воду из Святого источника благодарные потомки, получая удовольствие от вкусной воды и здоровье от её целебности.

 

Гриб и Лист

Вырос Гриб под старой берёзой – вырос большой и сильный. Голова была у него круглая, красивая, а ножка – крепкая, белая. Уж так он собой гордился, что купил широкую коричневую шляпу и новенький жёлтый плащ.

Сквозь ветки берёзы, где порхали птички, ему улыбалось ласковое солнышко. Было так чудесно вокруг! Гриб радовался и думал:

– Солнце светит только для меня, и птички поют только для меня. Но одним он был недоволен: продолговатый зелёный Лист мешал ему видеть всё солнце и отбрасывал на его голову прохладную тень.

Однажды Гриб не выдержал – крикнул:

– Не мешай мне смотреть на солнце, противный листок! Это моё солнце, оно светит только для меня. И берёза, на которой ты живёшь, – моя. Убирайся отсюда!

– Если меня не будет, то солнце тебя иссушит, – сказал Лист. – Ведь тень моего зелёного платья даёт тебе прохладу.

– Мне не нужна твоя прохлада, – ответил Гриб. – Убирайся с моей берёзы.

– Хорошо, – добавил Лист. – Я уйду, но только немного позже.

Чтобы не чувствовать холодной сырой тени, Гриб сдвинул свою шляпу на затылок, подставив горячему солнцу круглую голову.

– Какой я красивый и умный! – думал Гриб.

А солнце палило всё жарче и жарче, и не покрытая шляпой половина грибной головы начала потеть. Капли пота быстро испарялись, и Гриб вдруг ощутил, что ножка его стала тоньше и слабее. Гриб высыхал. Хотел он поправить шляпу, надвинуть её покрепче на свою голову, но не смог.

К вечеру подул ураганный ветер, от которого закачалась и заскрипела старая берёза. Листья на ней громко хлопали и кричали ветру:

– Нас не одолееш-ш-шь, нас не сдуеш-ш-шь.

Мы крепко держимся за ветви, – ничего не сделаеш-ш-шь!

А ураган расходился всё сильнее и сильнее, и Гриб заметил, что ножка его стала ещё тоньше и суше. Ветер качал и гнул его из стороны в сторону. Порой казалось: вот-вот переломится ставшая хрупкой ножка гриба.

Гриб страшно испугался:

– Зачем же я утром убрал голову из-под тени Листа, зачем сдвинул шляпу на затылок?!

В это время обрушилась огромная лавина воздуха и придавила его голову к самой земле. Плащ треснул по швам, и Гриб понял: пришёл ему конец! Сколько он ни стонал, сколько ни тужился, но выпрямиться не сумел: у ветра было больше силы.

Лист, увидев, как погибает Гриб, затрепыхался тревожнее – сорвался с берёзы и, мягко спланировав на землю, вновь заслонил своего друга от ветра и солнца широкой зелёной грудью...

Когда Гриб очнулся, то снова увидел над головой яркое солнце. Между ветками берёзы вновь порхали птички. Но не было на дереве знакомого зелёного Листа.

Гриб осмотрелся. Рядом, у самых его ног, лежал серенький невзрачный рулончик, по бледному лицу которого бегали муравьи и маленькие мушки.

И Грибу вдруг стало больно и стыдно – он догадался, кто спас ему жизнь. Стоит Гриб под берёзой и плачет. Текут ручьями горькие слёзы на высохший Листочек. А он не шевелится. Листочек опасно заболел.

Теперь Гриб многое понял. Он поправил шляпу на голове и печально склонился над своим спасителем. Прохладная, влажная тень упала на засохшее платьице Листа.

Прошёл день... Потом прошла ночь... Утром вдруг развернулся рулончик – ожил Листочек!

Пусть жарче палит солнце, пусть сильнее дует ветер! Грибу и Листу никто не страшен, когда они вместе!

 

Гимн морю

Выйдите к морю в этот тёплый вечер, прислушайтесь, внимательней...

Вы услышите музыку.

Да, самую настоящую симфонию.

Природа одарила море талантом.

Утром море звучит не так, как днем.

Днём совсем иначе, чем утром.

Вечером опять по-другому.

А ночью, когда природа затихает, море выбирает для своей композиции лучшие ноты и голоса.

Утро. Восходит солнце. Волны исполняют гимн светилу.

День. Море звучит дуэтом с природой.

Вечер. Море исполняет свою серенаду.

Ночь. Море солирует звёздную сонату.

Море – прекрасный живописец.

Кто внимательно наблюдал за ним, никогда не забудет его красок.

Утром море блестит светлыми, яркими тонами, рисуя волнами картину своего величия.

Днём пена волн играет белизной в соцветье с голубыми и изумрудными красками.

Вечером море впитывает в свою гамму оранжево-красный закат.

Ночью волны отражают лунную дорожку, создавая новые незабываемые полотна.

Любите и одаряйте море!

Море полюбит вас и подарит часть своего таланта, поможет лучше понять природу, глубже осознать окружающий мир.

Любите море искренне, всей душой, и оно станет вашим верным другом!

 

Незваная гостья

Папа, Таня и Вадик приехали в бабушкину деревню сажать картошку, лук и другие овощи.

Земля в деревне замечательная. Гумус веками там люди формировали. Забавное слово гумус! Оказывается, что это просто плодородный слой почвы, где очень много всяких солей и питательных веществ, необходимых для жизни растений. Один сантиметр гумуса вырастает в земле за 600-800 лет за счет гниения опавших листьев, плодов, корней и других растительных и животных остатков. Что ни говори, очень медленно формируется этот гумус.

Поэтому весной или осенью папа привозит на огород полный грузовик навоза. «Навоз – это не химия, а органика, – говорит он, – в старину только на естественном удобрении крестьяне растили прекрасный урожай».

Так вот: Таня, Вадик и папа в мае приехали пожить в деревню. Мама не смогла, у неё было много дел на работе.

Сначала все вместе разгрузили машину, а затем разошлись по делам: отец работал на огороде, Таня гуляла неподалеку, а семилетний Вадик достал с чердака удочку и перебирал рыболовные крючки.

Прошел час, затем другой... Вдруг Вадик заметил, что на крышу, на печную кирпичную трубу прилетела галка. Села, повертела клювом, наклонила головку и черным глазом–бусинкой деловито заглянула внутрь трубы. Темно там и сухо. Чем не жильё!

Потом галка куда-то улетела и вернулась с длинной соломиной в клюве. Затем юркнула в трубу, – только хвост её тёмным веером промелькнул. Через некоторое время птица выпорхнула оттуда и опять улетела. На этот раз возвратилась с какой-то серой тряпочкой в клюве. И опять – нырнула в трубу.

– Гнездо там, что ли, строит? – спросил Вадик у папы.

Но папа не услышал. И тут мальчик придумал: «Залезу по лестнице на крышу и накрою трубу курткой! Нечего галке там гнездо вить. Пусть посидит в темнице, подумает... Наверно испугается!»

Мальчишка мигом забрался по лестнице на крышу, накрыл трубу своей старой курточкой, постучал кулаком и произнес: «Нечего в трубе гнездо строить! Мы будем печку топить и еду варить!»

Все были заняты и не обратили внимания на его проделку.

Когда папа закончил работу на огороде, все направились в дом. Надо было топить печку и готовить ужин. Вадик побежал во двор за дровами и забыл о лишенной свободы галке и об оставленной на трубе курточке.

В кухне, в углу на подносе важно стоял медный самовар, а на столе лежала стопка чистых тарелок...

Вдруг на печке что-то зашуршало и сердито, и тонко крикнуло. Вадик боязливо насторожился. Таня бросилась к папе. Он прислушался. Опять что-то резко зашуршало и громко захлопало.

– Кто там хулиганит, выходи?! – громко приказал папа.

Всё замолкло. Никто не слез с печки и не думал выходить.

– Выходи, чудо-юдо, – топнула ножкой пятилетняя Таня. – Мы не боимся тебя!

Папа распахнул дверь и включил свет, так как в комнате было сумрачно. Никто не успел и глазом моргнуть, как на печке возникла чёрная галка. Она мотнула клювом, издала угрожающий крик и мгновенно вылетела в раскрытую дверь. Вадика обдало ветром и печной сажей. Почувствовав, что в левый глаз попала соринка, он стал тереть его пальцем...

– Живо к умывальнику, умойся. Вот так новости, – удивился папа, – Надо же... Неужели галка в комнате жила?

– Она в трубу к нам влетела, – промямлил растерянно Вадик, – Гнездо у неё там.

– Галки любят строить гнёзда в старых трубах, – сказал папа, – но почему она пропутешествовала по всей трубе, даже на печке оказалась?

– Я её напугать захотел и накрыл трубу курткой, – сознался Вадик и покраснел.

– Зачем? – спросил папа. – Мы бы затопили печку, и галка сгорела бы...

– Я не думал об этом, – выдавил из себя Вадик и смахнул с уха черную печную сажу.

– Галка чёрная-пречёрная, как сажа чернущая. И ещё чернее! – высказалась задумчиво маленькая Таня...

– Я больше никогда в жизни не буду никого обижать! – пробормотал Вадик.

– Вот дела! Хорошо, что всё прекрасно закончилось, – вздохнул папа. – А теперь живо снимай куртку с трубы! И думай впредь, чтобы не натворить зла... А нам пора топить печку и готовить ужин – все давно проголодались!

 

 


Валерий Табах. Лучший подарок. – М.: Academia, 2014



Кольцо А
Главная |  О союзе |  Руководство |  Визитная карточка |  Персоналии |  Новости |  Кольцо А |  Молодым авторам |  Открытая трибуна |  Видео |  Наши книги |  Премии |  Приемная комиссия |  Контакты
Яндекс.Метрика